История Иматры, или Где родился финский туризм

Берег ВуоксыДокументальная история Иматры начинается в 1541 году, когда в налоговых ведомостях короля Густава Ваазы появляется запись о сборе налога за ловлю лосося в здешних местах. Лосося в окрестностях Иматры ловят до сих пор. Но главную роль в судьбе этого города сыграли другие обстоятельства. Иматру называют первым туристическим городом Суоми, и для этого есть все основания.
История Иматры, как, впрочем, и некоторых других финских городов, связана с именами русских императоров. После заключения Абосского мира между Россией и Швецией в 1743 году Иматра стала частью империи. Побывавшая здесь в 1772 году Екатерина II была впечатлена местными красотами. А в 1842 году император Николай I основал здесь парк Круунунпуисто (Kruununpuisto). Сегодня это самый старый природный парк в Суоми.  
Восхищенная водоскатом реки Вуоксы, которую часто называли финской Ниагарой, Екатерина II возбудила интерес к поездкам в Иматру среди петербургской публики. Первая половина 19 века охарактеризовалось явлением, который сегодня назвали бы началом иностранного туризма в Финляндию. Иматра упоминается в первой главе «Путешествия в Арзрум», где Пушкин описывает поездку по Военно-Грузинской дороге из Владикавказа в Тифлис с Эмилием Карловичем Шернвалем. Брата блистательной Авроры Шернваль, позже Карамзиной, за участие в декабристском движении выслали на Кавказ. Шернваль, сравнивая Вуоксу и Терек, «вспоминал Иматру и отдавал преимущество реке на Севере гремящей».
"Иматра зимой". Аксель Галлен-Каллела. 1893.
Но особое волнение в петербургском обществе вызвала поездка на пороги Вуоксы Анны Керн в компании Антона Дельвига, его супруги, Ореста Сомова и позже к ним присоединившегося Михаила Глинки. История этой поездки подробно описана в воспоминаниях Керн. Здесь есть и описания природы, и особенностей местной кухни, которая в то время ничего, кроме «плоховины», то есть лосося, предложить петербургским туристам не смогла, и о восторгах Глинки песнею чухонца, которая позже стала лейтмотивом арии Финна в опере "Руслан и Людмила". Впрочем, любопытный читатель может в полном объёме насладиться рассказами об этом путешествии от первых лиц – Анны Керн и Ореста Сомова. Кстати, в наши дни в Иматре есть скромная гостиница, названная в честь светской красавицы, которой полюбились дикие красоты Вуоксы.
Во второй половине 19 века путешествие в Иматру стало распространенным явлением и среди обычной публики. В 1856 году был открыт Сайменский канал, соединивший внутренние воды Суоми с Выборгом и Санкт-Петербургом. В Южной Карелии начался настоящий туристический бум. В лучшие сезоны количество пассажирских судов, проходивших ежедневно по каналу, доходило до 27. В те годы издавалось огромное количество путеводителей о Суоми. В них можно было найти информацию о Сайменском канале и его окрестностях, о расписании пароходов, о том, где можно нанять лошадей, о гостиницах, курортах, развлечениях и ценах. Например, Николай Федотов, которого в прямом смысле слова можно назвать бытописателем Карельского перешейка, выпустил несколько путеводителей по Иматре, один из которых переиздавался 7, другой 9 раз.
Целая флотилия роскошных пассажирских судов ходила по Сайме. Туристические маршруты вели в Лаппеэнранту, Куопио, Йоенсуу, Иматру, Пуанкахарью и Савонлинну. Но путешествия в Имарту были особенно модными. Существовало даже выражение «прокатиться на пороги». Во время российских праздников гостиницы Финляндии заполнялись туристами из России. Окрестности Иматры выглядели совсем иначе, чем в 1829 году, когда здесь побывала Анна Керн. А в 1892 году, когда железная дорога связала Санкт-Петербург и Иматру, туристический поток стал неиссякаемым. Необходимо заметить, что пороги на Вуоксе посещали также туристы из других стран, как, например, Александр Дюма и Рихард Вагнер. В 1876 году в финскую глубинку прибыл глава бразильской императорской фамилии Педро II, наслышанный о финской Ниагаре от своего друга, русского императора Александра II. Педро II был так впечатлён дикой красотой Вуоксы, что пожелал оставить свое имя на одном из огромных валунов на берегу бурной реки. Его не остановил даже тот факт, что имена, высеченный на камнях на берегу Вуоксы, принадлежат утопшим. А их здесь было немало.
Надо сказать, что в те годы окрестности Иматры выглядели более живописно и впечатляюще, чем сегодня. Дикая, стремительная река непрерывно сбрасывала свои воды на огромные гранитные валуны с высоты 18 метров. Движение воды производило шум, который не давал возможности слышать друг друга. Ощущение мощной неотвратимой силы притягивало туристов, среди которых было много впечатлительных людей, как сказали бы сейчас, со слабой психикой. Не случайно, Иматра упоминается в «Калевале». А известная пословица "Нет такого, кто смог бы превозмочь Вуоксу, перейти пешком Иматру" говорит о необычной силе финской Ниагары, которая завораживала людей и буквально манила прыгнуть вниз. Imatrankoski – пороги Иматры – стали местом, где уходили в мир иной разочарованные в любви, людях, жизни. Каменистое дно Вуоксы никому не давало шансов. Безжизненные тела находили ниже по течению и, говорят, местным жителям даже платили какие-то средства на погребение несчастных. И сегодня на камнях по берегам Вуоксы сохранились имена тех, кто предпочел здесь расстаться с жизнью.
О странной силе, зовущей в пропасть Иматры, писал поэт Саша Чёрный:
«Мне сказала в пляске шумной
Сумасшедшая вода:
"Если ты больной, но умный – 
Прыгай, миленький, сюда!"
Извините. Очень надо... 
Я приехал отдохнуть.
А за мной из водопада
Донеслось: "Когда-нибудь!»
На водоскате Иматры до 2019 года идет ремонт, сброс воды не производится
Местные путеводители обязательно расскажут о даме в сером, которая поселилась в Валтионхотеле – знаменитом отеле-замке в стиле югенд на берегу Вуоксы, построенном по проекту известного шведского архитектора Уско Нистрема. Она жила здесь, пока не закончились деньги, а потом прыгнула с моста в Вуоксу. Одна версия гласит, что причиной стала неразделенная любовь. Другая, явно местного производства, утверждает, что дама в сером была женой русского офицера, которая влюбилась в финского солдата и покончила с собой, потому что не могла развестись с мужем. Так ли это, никто не знает. Однако, персонал гостиницы не опровергает слухи о том, что иногда дама в сером появляется в коридорах отеля, кстати, недавно отреставрированного и второе столетие не теряющего своей популярности. 
На рубеже веков самоубийства на порогах Иматры приняли характер международной эпидемии. Говорят, что полицейские на местном вокзале специально высматривали барышень без багажа и тут же разворачивали их домой. А в 1909 году в России было запрещено продавать билеты в Иматру в один конец.
Сегодня о мрачной странице истории Иматранкоски напоминает памятник Деве Иматре, созданный скульптором Тайсто Мартискайненом. Мотивом для него послужило стихотворение Эйно Лейно “Предание об Иматре”. Памятник представляет собой прекрасное тело Imatran Impi (impi называют в Суоми утонувших девушек) с обезображенным лицом. Хотя по большому счету бурные воды Вуоксы унесли и немало мужских жизней. Так что, он вполне мог выглядеть иначе. И, кстати, памятник не принес счастья автору. Через 10 лет он утонул в одном из озер в Северном Саво.
Скульптура Девы Импи в Иматре
Революция 1917 года прервала печальную славу иматранских порогов, а в 1929 на Вуоксе построили гидроэлектростанцию. Увидеть сброс воды можно только летом, с 23 июня по конец августа и на рождественские праздники. Пощекотать нервы можно, полетав над порогами на канате под музыку Сибелиуса и Night witch, но, к сожалению, и сегодня находятся те, кому по душе более сильные ощущения. 
А для тех, кто хочет наслаждаться жизнью, Иматра предлагает музеи, спа, магазина, рыбалку, путешествия по Сайме и просто великолепную природу, которой восхищались Екатерина II, Анна Керн и другие наши соотечественники.