Муми-троллям - 75!, или Закулисные истории о самой финской выставке

moomins 0В Национальном музее Финляндии в Хельсинки открыли выставку, посвящённую 75-летию муми-троллей – любимых не только в Финляндии персонажей, созданных финской писательницей Туве Янссон.
На выставку мы не попали, но взяли интервью у Александра Райхштейна, создателя экспозиции. Российские туристы наверняка видели его работы. Например, светящиеся фигуры исторических персонажей из проекта «Они здесь были» часто путешествуют по стране, а перед Рождеством не раз украшали финскую столицу. Александр Райхштейн – российский иллюстратор детских книг, график, скульптор, 30 лет назад вместе с женой уехал жить в Финляндию и стал здесь востребованным художником.  Большинство его масштабных выставочных проектов адресовано детям. 
Достижениям Райхштейна в Финляндии могут позавидовать и местные художники. В его портфолио длинный список работ и выставок и несколько солидных наград, в том числе государственная премия Финляндии, полученная за выставочные проекты для детской и семейной аудитории. И всё же казалось невероятным, что юбилейную выставку о муми-троллях будет делать русский художник. Александр Райхштейн – автор художественной концепции, выставочной архитектуры и дизайна. Мы решили узнать подробности из первых уст. А поскольку границы по-прежнему закрыты, прибегли к популярному нынче способу – взяли интервью он-лайн.
Александр Райхштейн с муми-троллями на открытии выставки в Национальном музее Финляндии
Александр Райхштейн с муми-троллями на открытии выставки в Национальном музее Финляндии
- Александр, как же Вам удалось посягнуть на самое финское, самое святое и стать автором выставки о муми-троллях? И ни где-нибудь, а в Национальном музее! 
- Ничего особенного в этой истории нет. Я получил приглашение принять участие в закрытом конкурсе на создание проекта этой выставки. В Финляндии работает примерно такая же система, как в России: на крупные проекты государственные институты  обязаны устраивать тендеры с не менее чем тремя участниками. Получив приглашение, я был уверен, что они знают, кто им нужен, а конкурс проводят, потому что так надо. Каково же было мое удивление, когда я его выиграл, а позже выяснилось, что я-то и был им нужен!
Выставку о муми-троллях открывает волшебный шар. Фото Александра Райхштейна
Выставку о муми-троллях открывает волшебный шар, созданный петербургскими мастерами Сергеем Карловым и Анастасией Дубровской. Фото: Александр Райхштейн
- Как проходил сам конкурс? Вы предоставляли идею проекта?
- Конкурсы бывают разные, в данном случае это был конкурс портфолио. Моё портфолио состояло из аналогичных проектов, которые я делал. Их довольно много, не таких масштабных, но подобных по идее - по сказкам Топелиуса, по произведениям шведского художника Карла Ларссона. Я даже по муми-троллям делал, как минимум, две инсталляции, одна из которых была в старом помещении Музея муми-троллей в Тампере. 
Кроме того, в Союзе художников в Петербурге проходила выставка финской книжной детской иллюстрации «Взаправду понарошку», которая приехала из Художественного музея Хельсинки. В Петербурге к выставке добавили целый зал, посвященный Туве Янссон с муми- троллями и анимацией. София Янссон приезжала на открытие, там  я с ней и познакомился.
Реконструкция обстановки в мастерской Туве Янссон на Улланлиннанкату, 1. Фото: Александр Райхштейн
Реконструкция обстановки в мастерской Туве Янссон на Улланлиннанкату, 1. Фото: Александр Райхштейн
- Как сложились Ваши отношения? Говорят, что правообладатели строго блюдут авторские права.
- Это так, Moomin Characters довольно суровы в защите авторских прав. На финском пейзаже они как Дисней в Америке. Если почитать их правила, то нельзя ничего – нельзя вырезать картинку, нельзя перекрашивать, нельзя фрагментировать, ничего нельзя! Но мне было можно практически всё. Дело в том, что я сотрудничал с ними раньше, и у нас возникло творческое взаимопонимание и доверие, так что ничего, кроме помощи и поддержки, я от них не видел.
Alma Pöysti, исполнительница главной роли в фильме "Туве", который скоро выйдет на экраны
Alma Pöysti, исполнительница главной роли в фильме "Туве", который скоро выходит на экраны. Фото: Александр Райхштейн
- С чего всё началось? 
- Когда я пришёл, выяснилось, что музей уже год работает над этой темой. Они ездили в Норвегию, смотрели передвижную выставку британского производства о муми-троллях и даже думали, не пригласить ли её в Финляндию. Но потом пришли к выводу, что выставка эта какая-то тесная, недостаточно хорошая, но главное – британская выставка о муми-троллях в финском Национальном музее?! Этого делать было нельзя!
Музей придумал концепцию: выставка о ценностях, которые несли в мир муми-тролли, - храбрость, любовь, свобода.  Зрительный ряд должен был её иллюстрировать. На этом этапе появился я, не понимая, во что ввязываюсь. Как дизайнер и архитектор выставки я должен был не только придумать, как выставить экспонаты, но и создать их. А на самом деле у нас не было ровным счётом ничего. 
Дело в том, что у Национального музея нет никакой коллекции по муми-троллям, кроме нескольких куколок ателье Fauni 1950-ых годов. Попытки одолжить хоть что-либо натолкнулись на полный отказ. Юбилейный год, поэтому всем надо, и никто ничего не дал. У музея в Тампере все их сокровища расписаны на многие годы вперед. Коллекция музея поделена на три части: одна выставлена, другая отдыхает, как положено, третья где-нибудь за границей. Модели со сценками, сделанные Туве Янссон и Тууликки Пиетиля, вообще не дают никогда и никому, потому что они хрупкие.
Вот в какой ситуации я оказался: с одной стороны, ничего нет, с другой, есть поддержка Moomin Characters , а это значит, что есть все текстовые и изобразительные файлы, есть разрешение ими пользоваться, переводить в другие медиа, фрагментировать, анимировать.
"Зимняя комната" на выставке "Муми-тролли - 75". Фото: Александр Райхштейн
"Зимняя комната" на выставке "Муми-тролли - 75". Фото: Александр Райхштейн
- Вы уже делали проекты, связанные с муми-троллями, но здесь пришлось работать в строгих рамках и выполнять  определённую задачу.  Как родилось видение выставки?
- Там такая странная вещь произошла. Когда я в первый раз пришёл в музей, я прошёл по залам и набросал карандашом план. Так вот, после генеральной уборки перед открытием я эту бумажку нашёл.  И оказалось, что выставка соответствует первой мысли практически полностью. Конечно, что-то относительно первого эскиза добавилось, но принципиальное деление на помещения, тёмное и светлое, день и ночь, мрачное и веселое, а, главное, общая структура. Мы не следуем хронологии жизни Туве и не идём от книги к книге, как это сделали в Музее муми-троллей в Тампере. Мы создали пространства с определённой атмосферой, которые повторяются в книгах Туве: мрачный темный лес, через который надо пройти; залитая солнцем прекрасная долина муми-троллей; наводнение; бушующее море, остров, маяк. Каждый зал – это коллаж фрагментов из разных книг и комиксов, объединенных общей темой и состоянием. Таким образом, удалось переложить литературный ряд на визуальный язык. Это и было главной задачей. 
Эксперт по муми-троллям Сирке Хаппонен на открытии выставки в Национальном музее Финляндии в Хельсинки. Фото: Александр Райхштейн
Эксперт по муми-троллям Сирке Хаппонен на открытии выставки в Национальном музее Финляндии в Хельсинки. Фото: Александр Райхштейн
- Что за волшебный шар открывает выставку? 
- Он и правда волшебный, там внутри муми-тролли, и они двигаются. История такая: залы для временных выставок открывает  странная полукруглая комната. Мне показалось, что там должно было быть что-то, в чем концентрируется суть выставки, как волшебный шар в центре долины муми-троллей, в котором видно, что делают мумии-тролли в каждую конкретную минуту. Я придумал, что они должны появляться и копошиться в глубине этого шара. 
- Вы придумали, а кто делал?
- Я-то придумал, но как это сделать, не знал.  Здесь пригодились мои обширные петербургские знакомства. Будучи в Питере, я вышел на Сергея Карлова, он сразу сказал, что надо голограмм-проектор поместить в шар, как сделать шар, он не знает, но знает Настю Дубровскую, которая может это сделать. В результате Настя и Сергей поколдовали и изваяли шар. 3D-анимация внутри шара взята из недавнего анимационного сериала финско-британского производства. Кроме того, они сделали «северное сияние» для зимней комнаты.
 moomins 6
На выставке есть театральная сцена, на которой могут выступить посетители. Фото: Александо Райхштейн 
На этом сотрудничество с Питером не закончилось. Вся анимация на этой выставке, за исключением начинки для шара, выполнена петербургским мультипликатором Таней Мошковой. Никто не верит, что это создал – причём превосходно – один человек.  Если бы это делали в Финляндии, над проектом работала бы целая фирма. 
Ещё у нас есть шикарные театральные костюмы от петербургских мастериц Лизы Гезенцвей и Жени Фякинской. У муми-троллей есть история с плавучим театром, в который они залезают во время наводнения. Мы задумали театр с костюмами, в который могут переодеваться посетители. В результате костюмы есть, правда, пользоваться ими нельзя из-за короны. Как видите, получилось довольно обширное сотрудничество с Петербургом по трем разным направлениям. Мне очень грустно было, что никто из питерских коллег не смог приехать на открытие. 
- Как же Вы смогли все это доставить в Хельсинки, когда границы были закрыты?
- Это отдельная история. Границы уже были закрыты, и если бы не помощь Сани Контула-Вебб, директора Института Финляндии в Петербурге, мы бы остались без шара. А костюмы привез в багаже мой друг Слава Поличенко.
- Возникает ощущение, что буквально все складывалось благополучно.
- К любому проекту надо приноровиться, особенно, когда работаешь под контролем.   Мне в этом смысле страшно повезло: в Национальном музее работают замечательные мастера, абсолютные профи. Но я не сразу понял, кто на чем специализируется, кто что больше любит делать, кто готов осуществить любое задание. Я привык к тому, что мне говорят, «нет, так сделать нельзя». Что делает ребенок, которому мама не разрешает что-то делать? Он идет к папе. Так и я, пока не нашел мастера, который вообще никогда не говорил «нет». Он всегда придумывал, как это сделать.
- Кстати, по поводу контроля. Неужели его вообще не было?
- Полная свобода и потакание своему внутреннему голосу вещь хорошая, но иногда полезно, когда критикуют. Нет, музей меня не понукал, не контролировал, они сразу приняли мой общий план. Но потом началось: хорошо, что будет игровое пространство, хорошо, что будет больше интерактивности. Но ради чего взрослый, который прочел всех муми-троллей сначала в своем детстве, а потом с детьми и внуками, пойдет на выставку? Что нового он здесь узнает? Надо было дать какую-то новую информацию для взрослых. Таким образом, из меня выжали идею маленьких секретных витринок, которых первоначально не было. 
Снусмумрик и его губная гармошка в витрине выставки "Муми-троллям - 75". Фото: Александр РайхштейнЯ не хотел, чтобы в мир муми-троллей вторглись инородные музейные витрины, которые там совсем ни к чему. Но вдруг до меня дошло, как это можно сделать. Здание Национального музея – памятник архитектуры, находится под охраной государства, там нельзя красить, нельзя вбивать гвозди, даже в помещении для временных выставок ничего нельзя пальцем тронуть. Чтобы построить выставку, ставят фанерные стены, между ними и капитальными стенами есть пространство. Поскольку временные стенки можно дырявить сколько угодно, я придумал смонтировать за ними, в толще стены, маленькие витринки, куда можно заглянуть через стекло. Это такие маленькие секретные мирки. Они не разрушают общей концепции выставки, а высотой их расположения мы смогли регулировать возраст зрителя. Например, окошко-витрину про гомосексуальность в Финляндии в 50-ые годы мы расположили повыше. Вы знаете, что тогда это было уголовно наказуемое деяние.
Так вот, я благодарен музейным коллегам, что они, сформулировав запрос, подтолкнули меня к этому решению. В конечном итоге, это привело к тому, что выставка стала многослойной, интересной и детям, и тем, кто давно прочел муми-троллей.
- И что нового вы предлагаете узнать о муми-троллях тем, кто, кажется, знает о них всё?
- Здесь мне помогла Сирке Хаппонен. В какой-то момент я понял, что в проекте не хватает серьезного специалиста по муми-троллям, хотя я сам прочёл о них довольно много литературы, но на финском. Однако есть нюансы, которым доступны только местному, причем, владеющему  шведским. И тут я вспомнил, что знаком с Сирке Хаппонен. Она защитила диссертацию по муми-троллям, и, кажется, нет книги о них без её предисловия или послесловия. Это такой человек, который  либо сразу отвечает на вопрос о муми-троллях, либо знает, где найти ответ.
Я сказал музейщикам, что без Сирке – никак. И вот Сирке с нами, сидит и с упоением надписывает этикетки на баночках с вареньем для кладовки Муми-мамы или на упаковках с бутербродами для пикника. Помните, она их подписывала: только с маслом, с сыром, дорогая колбаса. Сирке заворачивала эти бутерброды так, как это делали в 50-е годы. И весь реквизит с ней можно было согласовывать, потому что она знает, как он должен выглядеть.
Это было бесценное сотрудничество. Сирке написала все тексты для залов. Надо сказать, что с одной стороны на выставке можно ничего не читать. Можно быть ребёнком трёх лет, жить в предлагаемом мире, и все будет понятно. С другой стороны можно быть взрослым и только читать. У нас около 50 цитат на стенах, по одному тексту для каждого зала и около 40 маленьких витрин с подписями на трех языках, где приведены разнообразные сведения.  Это другой взгляд или то, что называется inside story: литературные и изобразительные источники, прототипы, история эволюции персонажей, откуда появилась архитектура Муми-дома, масса дополнительных сведений. Я не хотел, чтобы выставка превратилась в литературное описание, и жёстко ограничивал Сирке в объёмах текста. Получилось кратко, но очень ёмко. И то, что получилось, мне нравится.
Страшная Мора не пугает юных посетителей выставки "Муми-троллям - 75". Фото: Александр Райхштейн
Страшная Мора не пугает юных посетителей выставки "Муми-троллям - 75". Фото: Александр Райхштейн
- Судя по тому, что народ стоит в очереди, это триумф.
- Конечно, тот факт, что народ стоит в очереди, льстит, ведь сейчас многие из-за вируса никуда не ходят.  Но я не отношу это на свой счет, просто тема такая, беспроигрышная. Хотя работой я доволен: было интересно, удалось много разных задач решить, и новые приемы применить, и старые использовать. Но главное, что это самый большой выставочный проект в моей практике. Такую махину я еще никогда не сдвигал. 20 месяцев мы работали над этим проектом.
- Есть шанс, что выставку продлят?
- Вряд ли, ведь ее уже продлили до конца февраля.  Так что, как только откроют границы, ждём всех любителей муми-троллей. Дальше предполагается, что она будет путешествовать, но вот куда – пока никто не знает.
Все фото предоставлены Александром Райхштейном.
Больше о творчестве Александра Райхштейна можно узнать на сайте художника.
Выставка "Храбрость, любовь,свобода! Муми-троллям - 75" открыта в Национальном музее Финляндии до 28 февраля.
Адрес музея: Mannerheimintie 34, 00100 Helsinki
Время работы и стоимость билетов можно узнать здесь.

Комментарии   

0 #2 Ольга 20.09.2020 16:34
Цитирую Инесса:
Как всегда, очень интересно и познавательно! А учитывая формат интервью -- вообще бесценно!

Спасибо, дорогая Инесса!
Цитировать
+1 #1 Инесса 19.09.2020 19:12
Как всегда, очень интересно и познавательно! А учитывая формат интервью -- вообще бесценно!
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить