Алексей Шкваров: "Когда пришли русские"

Не раз бывала в Ловиисе и не подозревала, что поблизости живёт человек, который пишет книги о русско-финской истории. Алексей Шкваров – военный инженер-строитель, историк и писатель, автор более тридцати монографий и исторических романов.
Наша встреча была посвящена последнему исследованию Алексея Шкварова. «Когда пришли русские» - пять книг, четыре из которых уже вышли в свет, посвящены разным аспектам жизни смешанных русско-финляндских семей в Великом княжестве Финляндском. Результатом беседы стало интервью, подготовленное для газеты «Вечерний Санкт-Петербург». Но поскольку газетная полоса не резиновая, пользуюсь возможностью и привожу здесь полный вариант беседы.
Алексей Шкваров на веранде своего дома в Финляндии
- Алексей, как Вам удался такой неожиданный жизненный зигзаг – от военного инженера-строителя до доктора философии Хельсинкского университета?
- Ничего неожиданного. Я еще в детстве занимался в археологическом кружке Эрмитажа и собирался поступить на истфак университета (ЛГУ им. Жданова - прим.автора). Но у бабушки, которая меня воспитывала, были свои взгляды. Ненавязчиво, но чётко она направила меня в военное училище, но не абы какое, а чтобы получить военную специальность, которая могла бы прокормить меня всю жизнь. Поэтому я закончил факультет строительства военно-морских баз тогдашнего ВВИСКУ имени Комаровского. Дальше Северный флот, Ленинградская военно-морская база, в 38 лет - пенсия, несколько лет в строительном бизнесе. И в начале 2000-х я решил вернуться к любимой истории.
- У Вас внушительная библиография, и практически все труды о Финляндии. Почему так?
- Близкая мне тема. В 2007 году я защитил диссертацию на тему «Маннергейм на службе в русской армии» на степень кандидата исторических наук в Санкт-Петербургском государственном университете. Через некоторое время поступил в Хельсинкский университет, где защитил докторскую. Моим научным руководителем был Тимо Вихавайнен, один из лучших специалистов русско-финской истории.
-  Вы работали в архивах, не зная финского языка?
- Здесь нет архивных материалов на финском языке, они либо на шведском, либо на русском. Финский язык появился в последней четверти XIX века. Работая в университете, я два с лишним года учил шведский язык, и этого было вполне достаточно. Диссертацию я защищал на русском, поскольку им владеет мой руководитель. Думаю, это была первая и последняя диссертация по истории на русском языке в университете Хельсинки. Сейчас Россией занимается только Александровский институт, а им интересен лишь XX век, современный период и Путин.
Фото из архива Городского музея Хельсинки
- Как возникла тема смешанных семей в Великом княжестве?
- Моя работа в Хельсинкском университете была связана с русскими гарнизонами в Великом княжестве. Я обнаружил в Национальном архиве Финляндии огромный пласт материалов,  которыми никто не пользовался, потому что почти все они на русском языке. На их основе я проследил жизнь смешанных семей в Гельсингфорсе (Хельсинки), крепости Свеаборг (Суоменлинна), Або (Турку), Фридрихсгамне (Хамина), Вильманстранде (Лаппеенранта), Нейшлоте (Савонлинна) с момента появления в этих городах русских гарнизонов и до 1876 г. В 1874 году вышел закон о всеобщей воинской повинности, и солдатам было запрещено жениться во время срочной службы. 
Профессор Тимо Вихавайнен пишет, что существовала культурная граница между народами, и преодолевать её удавалось лишь незначительной части финляндской дворянской молодежи, женившейся на русских барышнях. Но в метрических книгах и других документах того времени зафиксировано большое количество русско-финляндских семей. На сегодняшний день мной установлено более четырёх тысяч русско-финляндских семей в указанных гарнизонах, однако, ввиду утраты значительного количества источников, можно предположить, что эта цифра больше в 2-3 раза.
Фото из архива Городского музея Хельсинки
- Название серии звучит несколько тревожно – «Когда пришли русские»…
- Это из финского шведоязычного фольклора. Для финляндцев история и время разделились в 1809 году – до прихода русских и после.
- Какое отношение было к русским в 1809 году, когда вся Финляндия стала автономной частью Российской империи?
- В течение XVIII столетия, до возникновения Великого княжества Финляндского, Швеция и Россия воевала четыре раза. Три войны заканчивались полной оккупацией Финляндии. Оккупация это, прежде всего, психологическая травма для населения. 
В 30-е годы XIX века казачий сотник Егор Иванов по поручению генерал-губернатора А. Меньшикова опрашивал жителей прибрежных районов Финляндии об отношении к русской армии. Он пишет, что «финские мужчины относятся неприязненно, но женщины наоборот - очень даже приветливы. Только древние старухи плюются в нашу сторону». Его слова подтверждает Сара Ваклин, одна из первых финских женщин-литераторов, которая писала, что русские военные оказались весьма приятными для финляндских барышень.
Казаки на Эспланаде. Фото из архива Городского музея Хельсинки.
- Как финляндское общество относилось к таким связям?
- Небольшое предисловие. Шведское законодательство было практически списано с Ветхого завета, и прелюбодеяние каралось очень сурово, вплоть до смертной казни, даже в случае изнасилования. Во время Северной войны (1700 – 1721 г.г.) русские войска совершили несколько походов в Финляндию, а с 1714 г. полностью ее оккупировали. Часто происходило следующее.  Женщина, муж которой долгие годы находился неизвестно где, и непонятно было, жив он или нет, сходилась с русским солдатом и оказывалась беременна. Русский полк менял место стоянки, женщина оставалась одна с ребенком, её сажали в тюрьму, где она дожидалась ответа из полка, в котором муж служил. Почтальон отправлялся искать армию Карла XII в Польше, в Саксонии или на Украине. Процесс был долгий, почтальон мог погибнуть. Если муж был жив, её ждала смертная казнь; если муж погиб, ей грозил штраф 5 талеров - годовое жалование солдата шведской армии – и наказание розгами. 
Из альбомов «Историческое описание одежды и вооружения российских войск» Александра Висковатова
После смерти Карла XII казни отменили. Но отношение к подобным связям было сформировано надолго. После ухода русских войск из Финляндии, женщины, имевшие связи с русскими солдатами, подвергались остракизму, их дети не допускались в церковь. Чаще всего они скатывались на дно. После 1809 года ситуация, хотя бы внешне, понемногу изменилась, однако за глаза таких женщин осуждали и называли русскими шлюхами.
- Очевидно, и незаконнорожденные были?
- Причём много. И в XVIII, и в XIX веке. У меня есть исследования Алпо Юнтанена, который служил в тюремном ведомстве, а потом в военной академии. Он писал, что примерно за 50 лет в XIX века в Финляндии за убийство были приговорены к смертной казни 93 женщины, из них за убийство детей – 71. Смертную казнь заменяли каторгой, и всех женщин отправляли в Сибирь. 
Незаконнорождённые бывали разных видов. Самый распространённый - подкидыши, когда никаких данных о родителях нет. Второй вид, когда мать известна, отца нет. Третий, когда отец и мать известны, но они неженаты и в дальнейшем не собираются. Четвёртая группа – дети, рождённые до брака. 
Юнтанен пишет, что многие из этих женщин – бывшие служанки. Забеременев и родив ребенка, она могла потерять свое место, поэтому она быстро подкидывала ребёнка в православную церковь, чтобы ребёнок не погиб и сама она не пострадала. При этом в Хамине было учреждение для предотвращения чадоубийства. Особенность Хамины в том, что хотя она и потеряла военное значение (как  Савонлинна и Лаппеенранта),  здесь стоял Финляндский кадетский корпус и при нем рота обеспечения, где были сплошные потенциальные женихи.
Из альбомов «Историческое описание одежды и вооружения российских войск» Александра Висковатова- Законы регулировали смешанные браки?
- В XIX веке были изданы два указа Александра I. Предписывалось брак совершать по православному обряду, женам-лютеранкам веру можно было не менять, но  детей в обязательном порядке крестить исключительно в православие. И многие жёны сами переходили в православие, учитывая общественное мнение. В отношении браков нижних чинов магометанского исповедания и евреев с женщинами лютеранского вероисповедания указом Николая I предписывалось венчание только в лютеранской церкви, детей же крестить или в лютеранство или в православие. Никаких «перевенчиваний», как тогда говорили, по исламскому или иудейскому законам не допускалось. 
- Что побуждало финок выходить замуж за русских солдат?
- Русский солдат часто был весьма выгодным мужем для простой финляндской женщины. Вопреки распространённым представлениям солдаты в царской России не были безликой и бесправной серой массой. Жизнь у них была нелёгкая, но были возможности её улучшить.  И финляндки быстро разобрались в солдатской иерархии. Например, в Гельсингфорсе и Свеаборге приблизительно 75 процентов женихов относились или к унтер-офицерам, или к нестроевым, и лишь 20 процентов – это рядовые солдаты. Процентов пять – офицеры и военные чиновники. 
- Как командование относилось к женитьбам?
- Всячески поощряло, потому что семейный солдат – сытый, довольный, здоровый, опрятный, дисциплинированный, стремится продвигаться по служебной лестнице, чтобы его семье лучше жилось. Семейный солдат, если не пил, то получал водочные деньги и, помимо жалованья, разные прибавки на себя, жену и детей. За детей в Финляндии платили 45 копеек в месяц серебром, за год набегало годовое солдатское жалованье, поэтому выгодно было даже сирот брать. 
Солдатские сыновья с рождения относились к военному ведомству и были отличным резервом для армии, потому что они знали только армейскую жизнь и понимали,  что надо с детства строить карьеру. Самые умные становились писарями, фельдшерами, аптекарскими учениками, музыкантами, мастеровыми. Это всё унтер-офицерские чины, на жалование которых можно было кормить семью. Через 12 лет их жалование удваивалось. Еще через шесть снова удваивалось. Через 18 лет службы унтер-офицер получал шанс выйти в офицеры или чиновники. Некоторые пользовались этой возможностью, но многие отказывались, предпочитая пенсию.
- Солдаты были прикреплены к полкам и подолгу жили в одном месте. Могли они иметь недвижимость и остаться в Финляндии?
- С 1838 года солдатам и нижним чинам разрешили покупать недвижимость в Финляндии, а с 1858 года - получать гражданство Великого княжества. Это не касалось евреев. Стоило финское гражданство 1 тысяча рублей серебром, но военные чины были освобождены от уплаты.
Коллега из музея Эспоо прислал мне копии документов на получение гражданства старшего фельдшера Харитонова из Финляндского кадетского корпуса в Хамине и его семи детей в 1873 г. Около 20 документов рассматривались в течение года. С учётом скорости почтовых пересылок из Хамины в Хельсинки, в Петербург, потом обратно в Финляндию, это довольно быстро. Всё это обошлось ему в 12 марок 55 пенни (за восьмерых), что составляло около 50 рублей на тот момент при его годовом жаловании как старшего фельдшера 100 рублей в год, не считая различных доплат.
shkvarov 9
- Какие-нибудь курьезные истории в архивах встречались?
- Например, такая. 1796 год. Бомбардир Ефим Руднев из крепости Роченсальм (на месте которой в 1878 году построен город Котка - прим. автора) направлен по службе в Петрозаводск и там женился на некоей Марии Ивановой из Вытегры. Она была замужем, но ее муж давным-давно уехал в Херсон строить флот. Мария каким-то образом в магистрате Вытегры получила справку, что муж пропал без вести, и она вдова. С предъявлением этой справки женщина выходит в Петрозаводске замуж за бомбардира Руднева и благополучно уезжает с ним в крепость Роченсальм. Тут появляется муж, и беглянку начинают искать по духовным консисториям – Выборгской, Петрозаводской, Санкт-Петербургской. Нашли, муж пишет, что готов принять обратно. Петербургская консистория указом Его Императорского Величества Павла Петровича приказывает вернуть жену мужу и пусть он, что хочет с ней, то и делает. А бомбардиру на всякий случай наложить епитимью.
 - Где можно найти Ваши книги?
- В интернете, в библиотеке Института Финляндии, на сайте кафедры нового и новейшего времени СПбГУ. Первые два тома из серии «Когда пришли русские» уже в свободном доступе. 
- Как к вашему творчеству относятся финны?
- Поскольку печатают, думаю, что неплохо. Я последние десять лет живу в Финляндии в небольшой деревушке. Ко мне одно время заходил на кофе сосед преклонного возраста. Рассказывал: о тебе в деревне говорят, что ты профессор и финскую историю знаешь лучше, чем мы.

Комментарии   

#3 Исаак 13.10.2018 16:30
Очень интересная статья. И опять же, евреев всегда притесняли
Цитировать
#2 Tamara Surnina 30.09.2018 20:09
Спасибо за интересную статью
Цитировать
#1 Инесса 30.09.2018 12:27
Очередное новое и интересное о Финляндии!
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить