Terve Suomi - Финляндия для любознательных
    Музыкальная Котка, или Откуда родом финский джаз

    Музыкальная Котка, или Откуда родом финский джаз

    В Финляндии любят хэви-металл, это знают все. А знаете ли вы, что Котка – родина финского джаза? Я услышала об этом случайно, в Морском центре Велламо. И хотя в Хельсинки и Пори не согласятся с таким утверждением, коткалайсет, то есть жители Котки, стоят на своем.
    UPD. Перечитала текст пять лет спустя и думаю: а ведь кто-то всерьез решит, что я описываю Котке как столицу финского джаза. Нет, дорогой читатель, совсем нет! Эта история родилась благодаря Людмиле Айраксинен, чудесному коткинскому гиду, которая рассказывала мне о Котке много разных историй. И вот однажды речь зашла о ресторане Кайро и Розе Гуревич, в честь которой написана знакомая всем финнам песня Роза Котки. Потом я увидела в музейном магазинчике Велламо книгу, рассказывающую о послевоенной истории коткинского джаза. Выяснилось, что автор до сих пор играет на любимом кларнете. Наконец мы собрались и пошли в самое (когда-то!) злачное место Котки, где теперь на джазовых вечерах играют студенты местного училища EKAMI. 
    Короче говоря, это чисто коткинская история, которую я просто не могла не написать. Вы не встретите в ней многих имен известных финских джазистов, зато там упомянуты музыканты из Котки. Мне она как раз мила своей местечковостью. Потому что история пишется не только в Мо… пардон, в Хельсинки!
    Корабли уходят, гавань остаётся 
    Надо сказать, что многие мои открытия о Котке, регионе Кюменлааксо и мореплавании в Финляндии случились в Морском центре Велламо. Такой музей: очень многоплановый и информативный, густо населённый разнообразными экспонатами, меняющийся и нескучный. Так вот, однажды, прогуливаясь здесь в очередной раз, я уткнулась носом в фотографию манекена в шикарном белом костюме с чёрной бабочкой, у ног которого скромно притулился аккордеон.
    От этого образа повеяло Диким Западом и всеми связанными с ним атрибутами, включая черный джаз-бэнд с аккордеоном, саксофоном, кларнетом и ритм-секцией. Оказалось, у меня родился правильная мысль. Персонаж в белом костюме напоминал посетителям музея, что когда-то, почти сто лет, в Котке появился джаз. Вернее, его предвестник.
     
    Кстати, сразу хочу сказать, что автор этих строк ни разу не специалист в музыке и никогда не отличит новоорлеанский джаз, предположим, от чикагского. Но, во-первых, я люблю музыку, во-вторых, было бы грех не рассказать историю, которая произошла и до сих пор происходит здесь, в старом порту Кантасатама, где находится Морской центр Велламо.
    Порты, аэропорты и железнодорожные вокзалы имеют особую притягательную силу. Здесь верится, что от новой жизни вас отделяет три часа лёта или пять часов ходу. И даже если, как в нашем случае, корабли приходят в порт уже не часто, ветер странствий по-прежнему тревожит, напоминая о былом. 
    Прошлое у старого порта в Котке самое что ни на есть достойное. Город был основан в 1879 году и поднялся на экспортной торговле древесиной, которая сплавлялась из центральной Финляндии по реке Кюми. Тысячи крепких, здоровых финских мужчин горбатились на сплаве бревен в районе Хиетаниеми. В порту стояли до нескольких десятков кораблей одновременно. В портовых кабаках звучала иноземная речь со всех концов света. Дорвавшимся до берега морячкам и одуревшим от тяжелой работы портовым грузчикам требовалось немного: выпивки и развлечений. И они сполна получали и то, и другое. В бытность, когда Кантасатама был действующим портом, вплоть до 60-х годов прошлого века, прилегающие улицы была сплошь заполнены ресторанами и тавернами разных сортов. Говорят, если их можно было бы выстроить в линию, они протянулись бы километра на четыре.
    Кто такая Роза Котки 
    Сегодня «Кайро» - единственный уцелевший с тех времен портовый кабак. От былой скандальной репутации не осталось и следа. Каждый понедельник здесь играют джаз-банды, а публика приходит и послушать, и потанцевать. Мы тоже направили сюда свои стопы после праздника День России в Велламо. Питерские журналисты и гиды Котки, Хамины и Ловиисы под предводительством Людмилы Айраксинен решили провести вечер 8 марта в ресторан «Кайро». Женский день в Финляндии не особенно отмечают, и потому концерт не был запланирован. Но директор ресторана пригласил сыграть для нас две юные команды из местного училища ЕКАМИ.
    Когда я рассказываю о новом месте в Финляндии, то обычно говорю, как его найти. Так вот, добраться до «Кайро» очень просто. Если вы хоть раз бывали в Морском центре Велламо, то проезжали мимо и наверняка не замечали неприметное, похожее на ангар, светло-серое здание на Портовой улице – Satamakatu, 7. Но, ох, как обманчива эта простота!  Самый старый ресторан Котки, оказывается, охраняется как объект культуры.
    Внутренние интерьеры вполне типичные: эстрада, навощённый танцпол, мощное освещение, крепкие деревянные столы, штурвальное колесо и прочий морской антураж. Главная достопримечательность этого заведения – портрет в полный рост обнаженной темноволосой девушки, «скрытой» лишь прозрачной накидкой. Судя по «почерку», писал самодеятельный художник, как сказали бы сейчас, наивист. Это и есть та самая легендарная Роза Котки (Kotkan Ruusu), один из символов «города-орла».
    За красивым псевдонимом «Роза Котки» скрывается Розалия Гуревич или Гурович (Rosalia Gurovitsch). Говорят, вся жизнь этой жгучей красавицы была чередой бед. Рожденная в 1902 году в Выборге в еврейской семье, она в юном возрасте вышла замуж за финна - полицейского Лаури Мякинена. Для родителей такой брак был позором. После рождения ребенка мать Розалии покончила с собой. Семейная жизнь дочери тоже не задалась. С мужем Роза развелась, а дочь отдали в приёмную семью. Впоследствии Элеонора Hirvimaan стала манекенщицей и, говорят, преуспела на этом поприще.
    Чего нельзя было сказать о Розе. Еще до войны она переехала в Котку; владея русским, шведским, английским и немецким, преподавала языки; подрабатывала шитьём, а позднее открыла парикмахерскую по соседству с «Кайро». Морячки заглядывали подстричься и, как злословили недруги, не только. Слишком много мужчин, слишком много вина, слишком вызывающие наряды… Её осуждали, и её обожали. И было в ней, очевидно, что-то такое, что, несмотря на образ жизни, несовместимый с общественной моралью, композитор Хелви Мяккинен и поэт Лео Анттила написали о ней проникновенное танго, которое уже полвека поют в Финляндии как известные исполнители, так и деревенские самодеятельные ансамбли. Kotkan Ruusu – так оно называется, и вряд ли найдется в Финляндии человек, который не знает этот мотив. В «Кайро» его играют буквально на каждых танцах. Мне она больше всего нравится в исполнении Паули Рясянена. Послушайте и вы.
    Андания и Томми Туомикоски  
    Момент славы Розы Гуревич пришелся примерно на те годы, когда в Котке появился джаз. Точнее говоря, американскую музыку здесь начали играть в конце 19 века, когда в порт пришли первые корабли из Штатов. Но джаз как таковой появился в Финляндии позже, и дата его появления в Финляндии точно известна. В 1926 году в Хельсинки причалил круизный суперлайнер "Андания". Практически все музыкальные издания связывают его прибытие с взрывным распространением джаза сначала в Хельсинки, а потом по всей Финляндии. 
    Оркестр, игравший на его борту, играл вошедший в моду за океаном джаз, а в его составе - бывший гражданин Финляндии саксофонист Томми Туомикоски. Во второй половине XIX века многие финны покидали родину ради призрачного счастья за океаном. Среди них были и родители Томми. Он родился в 1900 году, стал одним из первых финно-американских джазменов, играл на кларнете и саксофоне.
    Andania
    В 1926-м "Андания" вернулась в Америку без Туомикоски: он решил продолжить карьеру на родине предков. Играл в разных коллективах и в результате стал солистом в одном из первых джазовых и самом популярном на тот момент - оркестре Dallape. Публика, особенно женская её часть, сходила с ума и от того, как он играет, и от манеры двигаться на сцене. Казалось, у Томми все в порядке: обожающая публика, любимая работа, деньги, а в 1934-м вышел его учебник по игре на саксофоне. Современники утверждают, что Туомикоски погубили вино и женщины. Он много пил, пропускал репетиции и концерты, его вразумляли, с ним нянчились, но терпение директора оркестра лопнуло, и он уволил непутёвую звезду. В 1936 году Томми Туомикоски вернулся в Америку, а через год неожиданно умер. 
    tommy tuomikoski 2Таким образом, уже к концу 20-х буржуазная Финляндия плотно подсела на джаз. Насколько это влияние была сильным, рассказал на примере своей семьи Матти Ауерсало (Matti Auersalo), большой любитель джаза и один из основателей Джазовой ассоциации Котки.
    - Мои предки после революции жили в посёлке Терийоки, они держали небольшой пансионат, - рассказывает Матти, - в то время была глобальная мода на всё заокеанское, многие люди даже фамилии меняли на американский манер. Мои дедушка и бабушка стали Waide, но, правда, затем вернули свою фамилию.
    Матти и его супруга познакомились 48 лет назад, 40 лет вместе. Она – бывшая медсестра, он бывший таможенник. Трое детей, четверо внуков, все взрослые. На джазовые вечера в «Кайро» супруги ходят по понедельникам с тех пор, как познакомились. Пропускают вечеринки только по уважительным причинам: когда уезжают на концерты в другие города и страны. Ездят они с молодых лет, объездили всю Европу и сейчас не прочь рвануть на какой-нибудь заграничный джазовый концерт.
    В «Кайро» собирается вся джазовая тусовка. Возрастная планка – не ограниченная. Старшее поколение приходит тряхнуть стариной, младшее, учащиеся местного училища ЕКАМИ, показать, чего они стоят на сцене. Всего в обществе порядка десяти сложившихся джазовых групп, около 150 музыкантов. Плюс зрители, любители и поклонники.  В какой бы понедельник вы сюда не заглянули, всегда будет многолюдно. Кроме того, и в другие дни в «Кайро» проходят концерты.
    Но, все-таки, не слишком ли это: утверждать, что Котка – родина финского джаза?
    - Есть разные точки зрения, - дипломатично отвечает Матти.
    Джаз в довоенной Котке
    В 1926 году в Хельсинки пришла «Андания», а в Котку вернулся бывший коткалайнен, баянист Johan Homan. Он привез ноты, а поскольку был учителем музыки, то многих научил играть джаз. На многочисленных танцполах Котки всё чаще начал звучать свинг. Самыми яркими звездами довоенного джаза родом из Котки стали сестры Валтонен, более известные в музыкальном мире как трио Harmony Sisters – первая финская вокальная джазовая женская группа. Они учились петь джаз, слушая в кинотеатрах Котки американские музыкальные фильмы, а свою певческую карьеру начали в Армии спасения. Знакомство в Выборге с дирижером Жоржем Годзинским (George de Godzinsky), финским дирижёром, композитором и пианистом российского происхождения, дало толчок их карьере. Они расширили свой репертуар и начали петь на английском, французском, в конечном итоге на десяти языках. Во время войны трио Harmony Sisters выступали в госпиталях, их песни передавали по радио. Жорж Годзинский сказал, что без Harmony Sisters война в Финляндии была бы полным мраком. После войны они много записывались в Финляндии и Швеции и объездили с концертами многие страны.
    Финляндия во время Второй мировой выступала на стороне фашистской Германии, вражеская музыка, да и танцы в целом были запрещены. Но после войны джаз быстро взял реванш. Именно тогда, сразу после войны, в Котке и появились первые джазовые музыканты и практически все они играли в «Кайро». Позже, в 70-ые и 80-е, этот ресторан стал самой популярной танцплощадкой в Котке. 
    – Приходите в понедельник, послушаете, как играет Хейкки Кауппинен, – говорит Тимо. – Он настоящая финская звезда джаза, родом из Котки, в 2015-м ему исполнилось 80, и он до сих пор играет.
    Хейкки Кауппинен в джазе со школы
    Хейкки Кауппинен – радостный парень с обложки книги из музейного магазинчика и её же автор. «Meilla Soi» - настоящая музыкальная летопись послевоенной Котки. Среди героев книги Кауппинена – практически все, родившиеся и когда-то работавшие в Котке музыканты и, конечно, знаменитости, например, Pertti Metsarinne, в команде которого автор играл на кларнете в 60-ых. Метсаринне стал популярным на первых Днях моря в Котке в 1962 году. Самая известная музыкальная личность родом из Котки - певец Юха "Ватт" Вайнио, о котором есть большая статья на русском языке в Википедии, в ней упоминается и Хейкки Кауппинен. Сам Кауппинен рассказывает, что с Юхой Вайнио познакомился, катаясь на лыжах. Неудивительно, ведь они родом из одного города. 
    Мы задружились в Хейкки в Фейсбуке, затем встретились в Котке, побывали на концерте в «Кайро», а у дверей бывшего ресторана «Fennia», слава которого благодаря местным музыкантам прогремела на всю Финляндию, Хейкки исполнил небольшую композицию на своем редком и дорогом кларнете. Его музыкальная история, с одной стороны, необычная, с другой, характерная для Котки.
    - Котка не была родиной финского джаза, у Хельсинки гораздо больше прав на этот титул, но в Котке был порт, и мы здесь могли слушать разнообразную музыку, - говорит Кауппинен.
    По воспоминаниях Хейкки, многие биг-бенды в Котке до начала 50-х играли танцевальную музыку и так называемую ритм-музыку как джаз без каких-либо импровизаций. Первые импровизации были сыграны здесь в конце сороковых годов пианистом Пентти Ахола (Pentti Ahola), которого Кауппинен называет «крёстным отцом» джазовой Котки. Кроме того, здесь играл импровизации на аккордеоне Эркки Халме (Erkki Halme). Пентти Ахола стал учителем для многих молодых джазовых исполнителей, например, для пианиста Олли Миеттинена (Olli Miettinen), гитариста Кейо Лайтинена (Keijo Laitinen) и некоторых других.
    - Ещё школьником, с 1946 года, я упражнялся дома на мандолине, - вспоминает Хейккинен, - но мандолина не подходит для игры в группах, и в 1950 году у меня уже был кларнет. Я не знаю другого такого класса, как наш: многие играли на кларнетах, четверо учились по классу кларнета в музыкальной школе Котки, восемь музицировали на этом инструменте в разных группах.
    Первые джазовые записи Хейкки и его друзья также услышали в школе. Старшие ребята приносили в школу танцевальные записи, например, квинтет Джорджа Ширинга (George Shearing). В магазинах начали появляться записи Гленна Миллера (Glenn Miller), Бенни Гудмана (Benny Goodman), Арта ван Дамме (Art van Damme). Финское радио в те годы вообще не играло джаз. По ночам будущие джазмены слушали BBC, American Voice Jazz hour и другие коротковолновые радиостанции, смотрели музыкальные фильмы.
    - Мы заразились джазом, - говорит Хейкки Кауппинен, -  и учителям в школе это не нравилось. Нам разрешали играть джазовые мелодии на танцах, но только после обязательных танго, вальсов и латины.
    Fennia & Keisarikunta
    После школы началась самостоятельная жизнь, которая у многих одноклассников Хейкки по-прежнему была связана с музыкой. В июне 1954-го совсем молодые парни начали играть в ресторане «Fennia», название которого теперь известно всем меломанам Финляндии.
    - «Фенниа» - ресторан, куда посетители приходили потанцевать четыре раза в неделю, - рассказывает Хейкки Кауппинен, - там постоянно играло старомодное трио, но в 1954 году постоянная группа ушла на летние каникулы. На июль их место занял квартет Маури Тойвонена, в составе которого был и я. После этого молодые группы стали играть здесь постоянно. По-настоящему время джем-сейшенов началось в 1957 году, когда босс ресторана Лаури Турома позволил нам играть свинг, который нравился морякам со всего мира. 
    Так началась короткая, но яркая эпоха «Империи», именно так переводится финское слово Keisarikunta. Её атмосферу великолепно передает веселый и ностальгический фильм Keisarikunta, снятый в 2004 году режиссером Пеккой Мандартом, также уроженцем Котки. Фильм рассказывает о том, как обычные рабочие парни покупают ресторан Fennia и начинают играть там джаз. 
    На самом деле, рассказывал Хейкки Кауппинен, никто из них в то время не мог купить ресторан. И любовной линии, изображенной в фильме, в реальности не было. В ресторане по очереди играли две группы – Олли Миеттинена (Olli Miettinen) и Маури Тойвонена (Mauri Toivonen). 
    Название Keisarikunta появилось после того, как музыканты и посетители короновали «на царство», то есть признали лучшим, Олли Миеттинена. История, которая длилась с 1957 по 1962 год, заставила говорить о себе всю музыкальную Финляндию. По понедельникам в Котку приезжали музыканты из Хельсинки, чтобы играть джем-сейшены. Городские старожилы вспоминают, что в те годы звуковой фон складывался из пароходных сирен, паровозных гудков и музыки, доносящейся из открытых окон «Феннии».
    В 1963-м владелец продал ресторан, и время «Империи» закончилось. Музыканты разошлись по разным группам, но большинство из них до последнего оставались в музыке, а многие стали знаменитыми. К сожалению, фильм не принес финансового успеха Пекке Мандарту. В 2007 году он получил небольшой условный срок как нечестный должник, а в 2018-м умер.
    Хейкки Кауппинен всю жизнь совмещал основную работу и музыку. Он живет в Хамине, давно на пенсии, но до сих пор выступает. А еще с ранней весны до поздней осени выходит в море на своём катере. Идею собрать всю информацию о музыкальной послевоенной Котке подсказал Хейкки его стоматолог. Книга получилась основательная, с большим количеством фактов и фотографий, но только на финском. И, кажется, многое сделано для увековечивания музыкальных страниц истории Котки, но Хейкки вспоминает, что в архивах лежат плёнки с записями джазовых исполнителей Котки 30-40-х годов. Их ждет оцифровка, и это надо успеть сделать.
    Я не смогла найти фильм Keisarikunta в интернете, пришлось взять его в библиотеке Котки. Но в Петербурге есть Институт Финляндии и библиотека при нём, где также можно взять фильм на время. Посмотрите, как зажигают эти крутые финские парни! 
     

    © 2021 terve-suomi.com. All Rights Reserved.
    Все права защищены. Перепечатка и использование любых материалов только с разрешения редакции ( tervesuomi@yandex.ru ) с установкой активной ссылки на сайт.