Водный туризм в Финляндии

Из Петербурга в Хельсинки на надувном борту

История нереальная: двое русских на надувном борту дошли из Петербурга в Хельсинки. Автор рассказа - Андрей Великанов, путешественник и журналист. Если собираетесь на лодке по Финляндии, к прочтению обязателен.
Фото Андрея Спирина
Небольшая преамбула. Из Петербурга в Хельсинки на яхте народ, хотя и редко, но все-таки ходит. А вот из Петербурга в Хельсинки на лодке, да еще на РИБе - большая редкость. Но поскольку Россия всегда славилась людьми, способными на отчаянные поступки, мы решили, что этот рассказ найдет своего читателя. Во-первых, потому что увлекательный, во-вторых, потому что содержит много полезной информации. И не только азбучные, типа, какие документы необходимо иметь при пересечении российско-финляндской границы на маломерном судне, и как проходить погранконтроль на заставе береговой охраны Сантио.
Заметим, что по понятным причинам рассказ опубликован здесь в сокращенном варианте. Но если вы хотите познакомиться с другими приключениями путешественника Андрея Великанова, советуем прочитать его книгу "Юкон - больше, чем жизнь", издательство "Элмор". В ней автор описывает приключения, которые случались с ним в разных уголках нашей планеты. Её можно приобрести в редакции журнала "Катера и яхты", шеф-редактором которого автор является. Телефон редакции - 314-39-42.
Итак, финские приключения Андрея Великанова и Андрея Спирина.    
"Идея связать рядовым маломерным судном Россию и Финляндию надоедала мне несколько лет, причём, сделать это хотелось в бюджетном варианте. Так появилась надувная комбинированная лодка «Yamaran B 430 R», а в просторечии – РИБ (катер с пластиковым дном и надувными бортами), на транец которого я примостил четырёхтактный 50-сильный движок Yamaha. 
Длину корпуса судна выбрали минимально возможную – 4.30 м. На четырёхтактный двигатель выбор пал из-за экономичности. Сам переход раскладывался на две составляющие: спортивную и рекреационно-рыболовную. 
Команда Великанова и Спирина готовится к путешествию на РИБе из Петербурга в Хельсинки
Подготовка и первые сложности
Сразу за Кронштадтом – самое настоящее море со всеми вытекающими последствиями. Поэтому нам следовало скромненько пробираться в видимости береговой линии восточной части Финского залива. Тем более, что у финнов места перехода границы обустроены прямо на морских островах  – Хаапасаари (60 17.2 и 27 11.2) и Сантио (60 27.34 и 27 42.80), которые расположены именно на востоке. Последний остров нам подходил более всего, ведь он плотно прикрыт от балтийских ветров угрюмыми каменисто-сосновыми соплеменниками. В этом крошечном архипелаге первым принимает на себя южные ветра наш российский остров  Копытин.
Исходя из вышеизложенного, гипотетический курс рекордного плавания выглядел следующим образом: Васильевский остров СПБ – Толбухин маяк – архипелаг Фискар – острова Хуовари – Сантио – Котка – Хельсинки.
Штурманом и техническим гуру в походе выступал известный в Питере рыболов Андрей Спирин по кличке «GPS». Его любовь к этому приборчику доходила до сумасшествия, и в походе Спирин оправдал «кликуху» на все 100 процентов: однажды ночью был застукан  в спальном мешке в обнимку со всей маленькой навигационной челобитной.
На удивление быстро экспедиция получила разрешение на вышеобозначенный маршрут. Все основные организационные моменты были утрясены всего недели за две. С установкой рации и навигацией неоценимую подмогу оказал матёрый питерский лососятник Дмитрий Лисочкин, от звонка до звонка курсирующий по штормовой Ладоге.  Именно благодаря его напутствиям на командорском «430 м» появилась всепогодная японская рация ICOM и GPS с цветной мордашкой.
Помог и всемогущий «Транзас», своевременно  закачавший в мой миниатюрный  Panasonic toughbook шикарнейшие карты всего мира, но в условиях постоянной болтанки, полноценно попользоваться импортной «доской» так и не довелось. Хотя когда я покупал ПК в США, меня уверяли, что эта модель тестировалась на вершине самого Эвереста.
Прислушались мы и к советам опытных морских капитанов старой закалки и на весь маршрут раздобыли обычнейшие бумажные карты от «ГУ навигации и океанографии МО РФ». Установили в катере дополнительно таргу с сигнальными огнями, а в кокпите закрепили противотуманный горн. Как ни странно, и он нам впоследствии очень понадобился!
Просто удивительно, но всё вышеперечисленная организационная кутерьма нам со Спириным не только пригодилась, но в какой-то мере и спасла от многих неприятностей. Вдобавок в один из рундуков были запихнуты три сигнальных фальшфейра Ф-2, как того требует финская береговая охрана. Про спасательные жилеты упоминать не стану – этот аксессуар рыжего цвета должен быть на груди каждого человека, только шагнувшего в кокпит с надувным бортом!
В конце вступительного куплета хочется озвучить, какие бумаги следует иметь на маломерном судне при пересечении российско-финлядской границы по воде:
Судовой билет (свидетельство о регистрации в ГИМС)
Удостоверение на право управления маломерным судном.
Судовая роль (список экипажа) на двух языках  в нескольких экземплярах (не менее шести и лучше с печатью)
Загранпаспорт с визой страны посещения.
Заполненная таможенная декларация на катер и мотор в двух экземплярах.
Полный вперёд
31 мая ровно в полдень сине-серый «трёхтрубный надувной гигант» отвалил от стен Петропавловки и после короткого оформления на Морском вокзале взял курс на Толбухин маяк. В первый день мы притирались к походной загрузке – опять считали расход бензина. Первая неожиданность подстерегала нас уже на Кронштадтской дамбе, где непредсказуемые строители благополучно засыпали щебнем проход, что был забит нами в навигатор всего пару дней назад! Если бы мы шли строго по GPS, то за секунду налетели бы на большие неприятности.
Впрочем, на российском фарватере в Финском заливе никогда нельзя ослаблять визуального контроля за ходом катера и слепо доверяться стрелке навигатора, ибо родные рыбаки умудряются ставить непроходимые заколы прямо на судовом ходу.
Сегодня в заливе райская погода -  хоть яйцо кати, и мы со штурманом в голос посмеиваемся над напутствием директора стоянки катеров Санкт-Петербург Кирилла Игоревича: «Вы просто сумасшедшие, если собрались на этом пластиковом корыте дойти до Хельсинки!».
На Кронштадтском рейде хорошо видно, как серое небо прошивают солярной копотью  неуклюжие  сухогрузы, в основном импортного происхождения. С ветерком идём мимо морских гигантов со скоростью 40.5 км при оборотах движка -  4500, сжигаем штатный 24 литровый бак за 2 часа – ляпота! Хорошая экономия, вот что значит полный штиль.
Когда РИБ вышел за границу крепостной зоны Кронштадта (прямая линия от мыса Устинский на южном берегу до мыса Стирсудден на северном), родная матушка  земля мгновенно растворилась, и крохотная экспедиция вдруг очутилась в самом, что ни на есть взрослом и ершистом открытом море.
По правую руку остаются Берёзовые острова и вход в Выборгский залив, в котором покоятся несколько сотен или даже тысяч погибших  военных кораблей. Это места многовековых противостояний России и Швеции.
В самом конце залива стоит Выборг – крепость шведского производства, каким-то чудом не разрушенная в конце второй мировой войны. Если в море задует  колючий ветер или вы просто устали от штурвала, то всегда можно бросить катер в патриархально-старинном Выборге.
Большой Фискар и пограничные ужастики
Ровно через 4 часа и 138 км после питерской суеты мы осматриваем мотор и подтягиваем поклажу в кокпите на российском архипелаге Большой Фискар. «Буревестник» (пластиковый корпус РИБ) только по внешним измерениям  равняется 4.30 м, внутри же всего три обитаемых метра с самыми малыми копейками, приходится серьёзно ужиматься с поклажей, особенно по рыболовной части. Полностью согласуясь с таможенными правилами, в судовые котули был заботливо упакован лишь алкогольный лимит.
Громко названный архипелагом кем-то из царских картографов, Большой Фискар это всего несколько безлесых пологих скал, засиженных до противно-едкого запаха чайками и бакланами, плюс одинокий старенький маяк. Зато тут множество удобных гаваней для укрытия от ветров всех мастей. Наверное, изумительна на Фискаре и рыбалка. Но сегодня за окном сущий штиль, и мы, не медля, газуем в сторону финского острова Сантио. По пути, по согласованию с пограничным руководством, заходим на остров Козлиный, расположенный всего в 27 кабельтовых от финской погранзаставы. По рации мы получили прогноз на близкий шторм и хотим скоротать ночь на родной земле.
Снаружи форпост России смотрится точно давно брошенный цыганский табор – повсюду неаккуратно рубленые берёзовые стволы, в беспорядке валяются старые кровати с панцирной сеткой и какой-то ржавый металлолом. Тут нас  встречают крайне недружелюбно. Весьма оригинальный в речах и отношении к воинскому долгу,  пухлый старший лейтенант ФСБ Цаплин Иван Петрович открыто заявляет, что вертел на известном месте и начальника штаба, и главкома СЗ округа, а депутатов Госдумы и вовсе «сушил». Не пытаясь углубиться в разницу между «сушил» и «мочил», звоним по мобильнику начальнику штаба пограничного округа.
 - Вы уж извините парня! Лучше уходите, – кричит в трубку полковник.
После такого «гостеприимства» мы понимаем, что штормовое предупреждение надёжнее пережидать уже в Суоми.
Словно в насмешку над российскими ФСБэшниками, через двадцать минут после заставы на Козлином, финские пограничники приняли нас как желанных гостей, хотя по правилам их заставу следует предупредить, как минимум за час до подхода судна на 16 канале радиостанции или позвонить по мобильному  телефону. А мы этого не сделали! Кстати, мобильный телефон работает в Финском заливе практически везде.
Такого уютного и хорошо оборудованного лодочного дока, какой мы обнаружили на Сантио, нет, пожалуй, и у самого главного российского военного начальника.  Есть здесь и прекрасно отделанный утеплённый туалет, а палатку, безо всякой канители и письменных заявлений, разрешают поставить прямо под развевающимся на балтийском ветру флагом Евросоюза. И было до слёз обидно, что всего в двух милях отсюда управляет таким же форпостом великой страны старший лейтенант Цаплин, встретиться с которым мы бы не пожелали даже терпящим бедствие полярникам.
Котка – морской город
Ночью погода начала не на шутку хмуриться, несмотря на начало лета сильно похолодало, по-хозяйски уверенно зашумел верхушками корявых морских сосен порывистый ветер, и в довершении всего полил самый настоящий  ливень. Когда поутру наш РИБ отчалил от приветливого  Сантио, ветер откровенно дул уже прямо в мордасы со скоростью 18 м в секунду, и видимо от этой неожиданности или ещё от чего мой славный штурман благополучно плутанул по навигационному прибору у ближайшего финского острова  под названием Лехтинен. 
При таких погодных условиях у пилота просто нет возможности даже мельком взглянуть на стрелку навигатора, и приходится тупо рулить, объезжая кочкастые водяные гребни и ухабистые морские горки. Порою волны вырастают до полутора – двух метров. А когда ты сидишь практически на уровне воды, твой видимый  горизонт заканчивается уже на следующем гребне.
Данная эволюция на маршруте  не осталась незамеченной для финских пограничников, которые вчера, при паспортном оформлении, были подробно  оповещены о наших хельсинских планах. И откуда не возьмись, сказочные финские богатыри вдруг появились перед глазами среди бушующих волн на 10 метровом РИБе с закрытой стальной рубкой под двумя 250-сильными подвесными «Эвинрудами» с прямым впрыском.
- Вам в Котку или Хамину? – спросил старший патруля..
- Вообще-то нам в Хельсинки, но надо бы и заправиться.
- Тогда Котка по курсу, - что есть мочи прокричал белёсый  финн сквозь пелену ветра и дождя. – Мы вас проводим, вставайте в кильватер!
Финские моряки на среднем газу уверенно рубили нам волну, наверное, километров 10, пока не вывели заплутавшую экспедицию на хорошо различимый фарватер у острова Куппари.
Дождь и ветер веселились с такой силой, что бедненький надувной « Буревестник» порою с трудом выкарабкивался на глиссирование, а когда это чудо всё-таки происходило, то мотор мгновенно захлёбывался от попавшего в него воздуха. Ревущая балтийская волна разгулялась во все стороны. Хотя любая волна по-настоящему страшна только первые пять минут, потом привыкаешь, главное - открыть самоотливные шпигаты и иметь на теле  правильную экипировку. И тут пришло время познакомить читателя с тремя вещами, что оказались на борту вроде совершенно случайно, но без которых мы вряд ли бы успешно завершили это сложнейшее путешествие.
Буквально в последний день перед отходом в море, одна питерская компания снабдила нас гортексовскими костюмами «Survival Uursuit» финского производства, без которых теперь просто не мыслю холодно-мокрого экстрима. Они герметично закрывают тело и могут служить спасательными поплавками в случае выпадения за борт.
Так же, на авось, были прихвачены неопреновые перчатки и вентилируемые гоночные очки. О, как всё пригодилось в колючих и солёных финских широтах! Видимо, не зря на гонках «24 часа вокруг Петропавловки» смена пилотов происходит через каждые два часа. Точно так же меряем этапы и мы с тёзкой, максимум через 120 минут останавливаемся, отдыхаем от болтанки и заправляемся.
Для этого выбираем скрытую гавань за каким-то островком, благо их тут тьма- тьмущая. На некоторых стоят дачки беззаботных финских граждан, которые совершенно не опасаются, что заезжий злодей поколотит стёкла, по-взрослому нагадит на обеденный стол или сожжёт постройки.
 Во время «перекуров» можем запросто  пообщаться со всем цивилизованным миром по мобиле – на воде от постоянного рёва ветра и гула волны, треска мотора и корабельной  болтанки  сделать это не  реально. 
В Котку мы со штурманом  причалили в 7.20 вечера 1 июня. Даже не передать чувств - как спокойно душе и сердцу  в укрытой гавани, после дня борьбы с бушующими морскими горбами, ветрами и брызгами. На пирсе нас поджидал неприятный сюрприз: заправка горючкой в Котке осуществляется исключительно по пластиковым картам непонятного банка Скандинавии. А их у нас в кармане, конечно, нет!
Но на счастье, в самый разгар мучительный бензиновых страданий, натыкаемся в порту на пыхающий дизелем катер метров десяти длиною, внутри которого находим финскую  супружескую пару лет шестидесяти. Мало того, что они на своей машине отвезли меня с канистрами на правильную бензоколонку, так ещё пригласили переночевать на собственный остров Кархусаари (в 12 км от Котки – www.karhusaari.com), где у Рииты и Матти Хорто построен уютнейший отель. Он даже немного прославился, когда лет пятнадцать назад здесь не нашлось места М.Горбачёву, решившему заехать на остров без предварительной записи.
Матти Хорто к тому же заядлый рыбак, о чем свидетельствуют многочисленные чучела в просторной деревянной гостиной, среди которых размерами сразу выделяется 22 кг лосось и 14 кг щукарь, пойманные совсем неподалёку. 
Не смогли удержаться от рыболовных соблазнов и мы со штурманом и тут же, не прошло и пятнадцати минут, изловчили первую иностранную  щуку, почти у дверей отеля. Ночь мой Спирин провёл беспокойно, он оказался первый раз за кордоном и не мог поверить, что не надо приковывать цепью мотор к пирсу или вытаскивать из катера спиннинги. Я его успокаиваю – через пару дней «совковая болезнь» пройдёт, труднее будет привыкать к обратному возвращению.
Хельсинки, ау!
Поздним хмурым вечером наша команда отошла ко сну с мыслями, что хуже быть не может. Однако с утра уютный Медвежий остров со всех сторон жадно облизывали юго-западные ветра на скорости уже более, чем 20 метров в секунду. Хорошее дельце!
Дождя нет, злорадно лыбится нарождающееся солнце, но корпус надувного «гиганта» колотит так, что ощущаешь себя мизерной песчинкой в природном калейдоскопе. Но зато техника не подводит: равномерно и мелодично работает «Ямаха», надувные баллоны крепко держат натиск волн. Нам деваться некуда - надо просто идти на столицу Финляндии. 
Первые три часа перехода от Котки. ещё как-то выбираем правильный галс и даже глиссируем, но где-то с 12.30 от острова Hamnolm (N 60 15 55, E 26 12 25) волна колбасит так, что приходится не выпендриваться, а тупо идти в водоизмещающем режиме. Это значит, что бедненький японский трудяга «Ямаха-сан» рычит всего на 3500 оборотов коленчатого вала, и наша средняя скорость не превышает 12 км в час. 
Было опасение, что на такой волне движок не выдержит постоянных механических ударов. Именно такой казус случился у меня в 2003 году на гонках, когда через 16 часов эксплуатации на больших оборотах у четырёхтактной ямаховской пятидесятки срезало болты крепления к транцу. Но к чести самурайского  моторостроителя, за всю экспедицию к подвесному мотору не возникло никаких нареканий, хотя в конце пути немного забарахлила лишь кнопка триммера. В целом, из длительного и каверзного похода на выживание, «Yamaran 430 R» с ямаховским полтинником вышел с полноценной пятёркой и дипломом почётного  долгожителя. 
Около трёх часов дня делаем попытку скрыться в шхерах, но без забитого в навигатор маршрута разобраться, где лево, где право, в морской  Суоми  просто невозможно. В таких мизансценах  легко сориентироваться на большом экране чарт-плоттера, но без знания окружающей  топонимики и с обычным ручным навигатором иногда даже приходится доставать карту всей Финляндии, дабы просто понять, где солируешь в данную минуту!
Вдобавок ко всем злоключениям финские военные устроили манёвры со взрывами прямо на нашем курсе, о чём постоянно  на плохом английском  гнусил  чей-то голос  на 16 канале. В мирной жизни встретить финна в военной форме случается редко, а вот стоило выйти в море – вот тебе подарок в видё игры «Зарница».
Дыхание Хельсинки внезапно почувствовалось по распустившимся там и сям белоснежным яхтенным парусам, дорогим прогулочным катерам, что беспардонно пыхтели прямо  на фарватере, да и просто по еле заметному и необъяснимому  городскому  запаху. 
И вот через 18 часов пути, спалив 115 литров бензина при средней скорости 21.5 км в час «430-ый» причалил прямо напротив дворца президента Финляндии.
В гавани Норра-Хамнен стоят и океанические лайнеры и дорогие современные прогулочные яхты «аля Апрамофич». По аккуратненьким деревянным докам пирса прохаживаются породистые, классического европейского вида дамы. От статных финских  кавалеров пахнет французским парфюмом и кубинским табаком. Мы со Спириным,  в космических гортексовских прикидах  и с обветренными красными рожами, пахнем только костром, солью и помётом чаек. И хоть улыбки и  присутствуют на загорелых фейсах, но мы всё одно выпадаем из идиллической картины.
- И откуда пожаловали? – дружелюбно и очень  по-хозяйски спросил один белозубый джентльмен в хорошо наутюженных парусиновых брюках и тёмно синем клубном пиджаке с фигурной золотистой вышивкой на нагрудном кармане. 
- Да недалече, вот  из Pietari пришли (так на местном языке звучит Питер - прим. авт.). 
В тот момент я был несколько смущен   столь пристальным  взглядом солидного  иностранного туза.
- По Балтике на этом? – Тут финн даже привстал на носки лакированных штиблет,  чтобы получше разглядеть крохотный «Буревестник», который в те мгновения действительно гляделся недорослой креветкой на фоне вальяжных многоуровневых моторных яхт зачаленных прямо перед глазами  -  Meridian, Sea Ray  и Tiara.
- Друзья, это сумасшедшие! – Тотчас громко  воскликнул капитан. – Налейте им самого дорогого виски!

Комментарии   

#4 Olga 12.04.2016 23:59
Цитирую Pavel:
Супер!
Планирую совершить подобное путешествие, только на п2, стартануть от Березовых)

Напишите потом, как всё пройдёт, ладно?
Цитировать
#3 Pavel 12.04.2016 22:06
Супер!
Планирую совершить подобное путешествие, только на п2, стартануть от Березовых)
Цитировать
+1 #2 baja pelikan 24.08.2015 18:39
Аня! Мы старались! В целом же это путешествие можно было назвать - из каменного века в цивилизацию. Настолько различается развитие водномоторного туризма и яхтинга в РФ и Суоми.
Цитировать
+1 #1 anna 20.07.2015 12:15
Андрей - браво!!!! Вы герои!!!!
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Новое на сайте