Синебрюховы: предыстория финского успеха

Фамилия Синебрюховых – купцов, пивоваров и коллекционеров – известна сегодня многим. Как удалось русским крестьянам подняться в верха финского общества?
На улице Bulevardi 40 (Бульварной, как её называли в XIX веке) в Хельсинки расположен Дом-музей Синебрюховых, пожалуй, одно из самых «русских» мест Финляндии. Здесь сосредоточена история знаменитой династии, равным образом принадлежащей и России, и Финляндии. Музейные сотрудники подробно расскажут о финском периоде жизни Синебрюховых, особняке и знаменитой художественной коллекции. О "дофинском" периоде знаменитых купцов известно очень мало, и многие факты, изложенные в интернете, вызывают сомнение. Например, на официальном сайте компании написано, что когда купец Петр Синебрюхов с семьёй приехал в провинцию Кюми, он был беден. Могло ли такое быть? Кем были Синебрюховы на рубеже XVIII и XIX веков, когда они появились в Финляндии?
Тоннель в прошлое 
Корни этого семейства – из города Гаврилов Посад Ивановской области. В XVII веке, когда история рода только начиналась, здесь была  Гаврилова слобода, Суздальского уезда Владимирского наместничества. Первооткрывателем истории Синебрюховых стал местный историк и краевед Борис Волченков. Его знакомство с родом пивоваров началось неожиданно и длится до сих пор.
- 15 лет назад эта нетривиальная фамилия ни о чём не говорила жителям нашего города, - рассказывает Борис Алексеевич, - в мае 2003 года я работал в саду и, зайдя в дом, застал радиопередачу о финских меценатах. Там говорилось, что род Синебрюховых берёт начало в неведомом селе Гаврилово Ярославской губернии. Я вспомнил, что эта фамилия встречалась в источниках XVII века, и подумал, может быть, наши?
sinebrjuhov docs
Тогда Борис Алексеевич впервые обратился к чудом сохранившимся документам старинной Гаврилово-Посадской ратуши, которые, по его словам, стали для него «тоннелем в историческую реальность, отличную от той, которую он знал по учебникам и монографиям». 
- Тысячи неформализованных документов всё больше убеждали меня в том, что в далёком прошлом Владимирское Ополье было одним из плодороднейших и значимых регионов допетровской Руси, вокруг которого образовались города, входящие ныне в «Золотое кольцо России», - говорит Волченков.
Не крепостные, но крестьяне
Достоверные упоминания о Гавриловой Слободе относятся к середине XVI века. Когда Иван Грозный в 1565 году решил открыть в тогдашнем Суздальском уезде конный завод, его назвали как слободу – Гавриловским.  Конный завод определил дальнейшее развитие относящихся к нему тринадцати населённых пунктов, среди которых была и Гаврилова слобода непашенных крестьян.
- Живущий здесь народ был приписан к царскому двору и не знал крепостничества, - рассказывает Борис Волченков, - население волости  и особенно Гавриловой  слободы пользовалось рядом привилегий. В частности, непашенные крестьяне  имели свободу передвижения и занятий, в отличие от пахотных крестьян, обязанных платить оброк, обрабатывая землю.
Герб Гавриловой слободы
Интересен и такой факт. Изначально на опольных землях жили финские племена. Славяне начали заселять Ополье в X-XI веках, а закончился процесс в XVI столетии. Слобода находилась на перепутье нескольких дорог, здесь всегда процветала торговля. Сюда в XV – XVI веках насильно переселяли людей из бывших ганзейских городов, и в первую очередь покорённого Новгорода, поэтому здесь были долго живы старинные ганзейские торговые традиции. Уже в XVII веке в Гавриловой слободе существовала крепкая торгово-ремесленная корпорация. Гавриловцы держали водяные мельницы, кузницы, пивоварни, занимались строительством и ткачеством.
Все эти факты во многом объясняют восхождение рода Синебрюховых. Были они родом хоть из крестьян, но непростых. Имели сноровку и привычку к торговле, не боялись перемен. По определению Бориса Волченкова, они обладали пассионарностью, которая, в конечном итоге, позволила им так высоко подняться по социальной лестнице. 
Истоки рода  
За пятнадцать лет, которые прошли с момента первого знакомства Бориса Волченкова с архивами Гаврилопосадской ратуши, было сделано немало находок и написано много статей. Все последующие интернет-публикации в той или иной степени повторяют информацию, изложенную в работах Бориса Алексеевича. Желающих детально ознакомиться с историей семейства Синебрюховых отправим, в первую очередь, к статье Б. А. Волченкова и А. В. Краско «Печатные и архивные источники по генеалогии и истории купеческих семейств XVII-XIX вв. (на примере родословной купцов Синебрюховых)». Она находится на сайте Российской Национальной библиотеки
История рода Синебрюховых ещё долго останется неполной: слишком много в ней белых страниц. Мы лишь коснёмся некоторых фактов, найденных Борисом Волченковым, и дойдём до того периода, когда Петр Иванович Синебрюхов появился в Старой Финляндии, в регионе Кюменлааксо, в крепости Роченсальм, ныне Котка.
Полный рассказ о генеалогическом древе Синебрюховых мог быть похож на пересказ известного библейского текста: Никита родил Григория и Романа, Григорий родил Илью и Михаила и так далее, и так далее. На сегодняшний момент, история рода насчитывает более 370 лет, которые были зафиксированы документально. 
Первым в метрических книгах 1646 года упоминается Никита Синебрюхов. Далее информация о Синебрюховых всплывают в метрических книгах  1674 года, дошедших до нас благодаря тому, что священник А. Бобров напечатал их (книги) типографским способом в 1893 году.  Согласно этим записям, в то время в Гавриловой слободе насчитывалось 106 дворов, в которых проживали около 300 особ мужеского пола, среди них несколько семей с фамилией Синебрюховы. В селе было 49 торговых лавок, три из которых в москательном ряду принадлежали Ивану Елисееву, сыну Синебрюхову.
Всё эти данные изложены в исследованиях Бориса Волченкова и полностью разрушают миф о том, что некий крестьянин Краснобрюхов просил императора поменять его неблагозвучную фамилию, а в ответ получил разрешение именоваться Синебрюховым и так далее.
Родовой дом Синебрюховых в Гавриловой слободе
XVIII век: слободские против купцов
XVIII век стал знаковым как для Гавриловой слободы, так и для Синебрюховых. Слобода успешно развивалась, богатела и во второй половине XVIII века получила статус посада. Это давало возможность законно вести торговлю и не нарушать указ, изданный в 1760 году Петром III. Причиной указа стала конкуренция в торговле, в том числе пивом, между крестьянами и купцами. Почувствовав, что торговля стала приносить меньше доходов, купцы начали жаловаться императору, вследствие чего и вышел этот указ, запрещающий торговлю непашенным крестьянам.
Слободские крестьяне не сидели, сложа руки. Хотя им выделили земли, чтобы было на чём зарабатывать оброк и кормить семьи, они писали письма губернатору и императрице Екатерине II, что землю обрабатывать не приучены, и просили вернуть им право на торговлю. В ситуации разбирался глава конюшенного ведомства Лев Нарышкин и владимирский губернатор И. П. Салтыков. После их доклада только в 1789 году императрица подписала указ, согласно которого слобода была преобразована в посад.
По закону для перехода в статус посада жителям слободы нужно было объявить общий капитал в сто тысяч рублей, но гавриловские крестьяне представили более миллиона. Три четверти жителей новообразованного Гаврилова Посада заявили о своём желании записаться в купцы и заниматься торговлей на законных основаниях. 
XVIII век: из крестьян в купцы
Успешным был XVIII век и для многочисленного синебрюховского клана, который изрядно поднялся за предыдущее столетие на почве торговли и казённых поставок, в том числе, хмеля. Уже в те годы, когда решался вопрос о придании Гавриловой слободе статуса посада, многие Синебрюховы имели дела в столице. Вот цитата из статьи Бориса Волченкова.
«Был учинён опрос жителей по поводу записи в городские сословия. В прежнем, крестьянском, пожелали остаться двое – отец и сын Небороновы. Большинство же оказалось претендентами в купечество. Несколько семейств были в отлучке и в опросе не участвовали. Так Иван Михайлович Синебрюхов с сыновьями («в пяти душах») находились по паспортам в Петербурге. Дома находились лишь его тридцатилетние внуки – Василий и Пётр Ивановичи – отцы знаменитых в будущем кронштадтских, санкт-петербургских и гельсингфорсских купцов 1-й гильдии: Петра Васильевича; Николая, Ивана и Павла Петровичей Синебрюховых – почётных граждан и коммерции советников. Молодые люди в отсутствии старших членов рода «осмелились» лишь на запись в мещанское звание. Что по возвращении деда с дядьями было тут же пересмотрено». 
Таким образом, на рубеже XVIII-XIX веков сформировались несколько ветвей клана Синебрюховых, которые успешно занимались торговлей на территории Санкт-Петербурга, Царского Села, Кронштадта. Практически все Синебрюховы так или иначе преуспели, тем не менее, в историю вошла лишь «финская» ветвь. 
Смелость города берёт
Борис Волченков подчеркнул: «Моя компетенция касается периода Синебрюховых в Гавриловом посаде, Санкт-Петербурге, Царском селе, Кронштадте. Что касается Финляндии, надо ехать туда». Что же, ехать так ехать. 
Когда Синебрюхов направился в Финляндию, никакой Котки ещё в помине не было. Время было непростое. Начиная с 1743 года, после очередной войны и заключения Абоского договора между Швецией и Россией,  часть Финляндии, ограниченная западным рукавом реки Кюмийоки, отошла Российской империи. Сразу за ней теперь находится город Ловииса. Он и был, как раз, построен сразу после войны для защиты новой границы и назван в честь Луизы Ульрики Прусской – супруги шведского короля Адольфа Фредрика.
Однако шведы не могли успокоиться и жаждали реванша. В 1789 и 1790 годах произошли два кровопролитных сражения между шведскими и русскими флотами в Роченсальмском проливе (Ruotsinsalmi – фин., Svenskzund – шв.) у берегов острова Котка. Первое закончилось для России полной победой, второе – страшным поражением. Екатерина II поручила Александру Васильевичу Суворову построить линию крепостных сооружений для защиты от шведских посягательств. Морскую крепость предполагалось построить на острове Котка, куда и приехал Петр Иванович Синебрюхов.
К тому времени многие предприимчивые русские люди уже обосновались в Старой Финляндии - в Виипури (Выборге), Нейшлоте (Савонлинне), Вильманстранде (Лаппеенранте), Фридрихсгамне (Хамине). Синебрюховы, развернувшие бизнес в Петербурге, не могли не знать об открывающихся в Финляндии новых возможностях. Идея проникновения на финский рынок витала в воздухе, и вполне может быть, что её обсуждали на семейном совете.
План Роченсальмского порта и Кюменгорода. Фото: Финляндский национальный архив
Небедный Синебрюхов
Принято считать, что во главе финского «стартапа» гаврилопосадских купцов стоял Петр Синебрюхов (1757-1806). Однако нельзя забывать, что Петр Иванович состоял в одном капитале со старшим братом Василием Ивановичем (1755 – 1810) по 2-й гильдии в Гаврилово-посадском купечестве. Все дела, в том числе, в Финляндии они делали сообща. Петр был, как бы сейчас сказали, управляющим финляндского проекта. 
Здесь впору вспомнить вопрос, заданный в самом начале этого материала: был ли беден Петр Синебрюхов, когда он приехал в Роченсальм?
- Для записи во вторую купеческую гильдию в посаде требовался минимальный капитал 8 тысяч рублей, - рассказывает Борис Волченков, - однако уже в 1791 году Иван Михайлович, дед Петра и Василия, объявил капитал в 25 тысяч рублей. Представители трёх самых состоятельных семейств в Гавриловом посаде имели капитал по 150 тысяч рублей. В первую гильдию переписывались, когда переселялись в Санкт-Петербург или Москву.
Таким образом, официальная версия компании, что Синебрюхов приехал в Финляндию бедным, выглядит, мягко выражаясь, взятой с потолка. Не бедность погнала Петра Ивановича в Роченсальм, а желание приумножить общие с братом капиталы. 
Синебрюховы в Роченсальме
Период пребывания Синебрюховых в Роченсальме содержит больше вопросов, чем ответов. Когда приехали, где жили, чем занимались? 
На карте острова Котки за 1801 год участок под номер 69 обозначен, как принадлежащий гаврилопосадскому купцу Алексею Синебрюхову. Выяснить точно, кем был этот Алексей, сейчас не представляется возможным. Одно из двух: либо писарь ошибся, либо Алексей – это Алексей Иванович Синебрюхов, дядя Петра и Василия Ивановичей, который перебрался в Петербург в 1791 году. 
Тем не менее, некоторые факты можно установить с большой долей вероятности, например, дату приезда Синебрюхова в Роченсальм. По словам Бориса Волченкова, «Пётр Иванович был упомянут как купеческий староста в списке избранных должностных лиц Гаврилова Посада на 1796 год». Занимая такую должность, он, всяко, должен был присутствовать в посаде. Но если в 1801-м на фамилию Синебрюхов уже был записан участок в Роченсальме, значит, дела в Финляндии были начаты в период между 1796 и 1801 годами.
Карта острова Котка, 1801 год. Фото: Финляндский национальный архив.
Есть ещё один аргумент в пользу того, что Синебрюховы жили в Роченсальме в самом начале 1800-х. В исповедальных книгах  Свято-Никольского собора за период 1801 - 1804 годов записаны купец Гавриловского посада Петр Синебрюхов, его жена Мавра, четверо сыновей, три дочери и некая родственница Мария, которая, очевидно, выполняла обязанности помощницы по хозяйству. Борис Волченков уверен на 99 процентов: Мария – сестра Мавры Ивановны. В церковной книге указан возраст Петра Синебрюхова - 43 года. Учитывая, что год его рождения 1757-й, можно сделать вывод, что запись относится к 1800 или к 1801 году. В 1805 или 1806 году глава семейства Петр Иванович Синебрюхов умирает. Судя по тому, что в списках Св. Никольского собора за 1808 год упомянут только Николай Синебрюхов, остальная семья из Роченсальма уехала.
Теперь о доме Синебрюховых. Он, как  утверждают местные жители, располагался в районе бывшей Константиновской улице, ныне это Koulukatu. Однако с указанным на карте 1801 года участком № 69, принадлежавшим, предположительно, Алексею Ивановичу Синебрюхову, это место не стыкуется. Ни подтверждений тому, что дом находился именно там, ни самого дома не сохранилось. Здания в этой части острова Котки были уничтожены 26 июля 1855 года английской эскадрой. Тогда, по счастью, уцелела только церковь Святого Николая. 
Как рассказала TS Вилма Лемпияйнен (Vilma Lempiainen), сотрудница Краеведческого музея региона Кюменлааксо, который находится в Котке в Морском центре Велламо, многие купцы держали в крепости управляющих, а сами жили в Выборге, Кронштадте или Санкт-Петербурге. Но запись в книге Св. Никольского собора – серьезный аргумент  в пользу того, что Синебрюховы жили либо в самой крепости, либо в окрестностях. Кстати, если вы еще не побывали в соборе, настоятельно рекомендуем это сделать. Храм Святого Николая Чудотворца - единственное сохранившееся здание Котки, сохранившееся после обстрела острова английской эскадрой 26 июля 1855 года. 
Страница исповедальной книги церкви Святого Николая Чудотворца за 1801-1804 года в крепости Роченсальм
Что касается бизнеса Синебрюховых в Роченсальме, то это были актуальные для военного гарнизона  поставки провианта, пива и водки, а также строительные подряды. Причем, пиво было его собственного производства. Вилма Лемпияйнен даже назвала точное место, где располагалась пивоварня Синебрюховых. Ныне это улица Mariankatu 14, там расположен местный приходской центр. 
- К тому времени, когда семья прибыла в Роченсальм, - говорит Вилма, - в регионе производились крепкие спиртные напитки, похожие на водку (очевидно, самогон – прим. автора) из зерна с близлежащих ферм. Однако пиво не варили, и бизнес Синебрюхова процветал. 
Кстати, пива в те времена потребляли много. В крепости Роченсальм стоял гребной флот, а в день матросу полагалось 3 литра пива, что много даже по любым нормам. Но причина была не в желании вывести из строя армию и флот, а в плохом качестве воды, которая хранилась в бочках и быстро портилась. Воду использовали только для приготовления пищи. В любом случае, производство и продажа пива было очень перспективной темой, и в ней участвовали многие представители семьи.
Пиво финское, рецепт русский
Есть серьёзные основания предполагать, что сырье для пива, которое Синебрюхов варил в роченсальмском гарнизоне, привозили из Гаврилова Посада. По словам Бориса Волченкова, уже в середине XVII века в Гавриловской слободе производились в изрядных количествах хмель и солод. В писцовых книгах 1646 года, хранящихся в ЦГИА, записаны восемь дворов солодяников, среди которых и Синебрюховы. Слобода была дворцовой и, без сомнения, поставляла припасы и ко Двору. В то же время волость была крупным очагом хмелеводства. Несколько сёл рядом с Гавриловым Посадом занимались хмелеводством до начала ХХ века. Так в селе Ярышеве по информации из печатных источников на 1905 год было до 50000 тычин хмеля.
- В документах 1790-х годов мне попадались именные указы Екатерины о поставках из Гаврилова Посада хмеля на винокуренные заводы партиями до 100 пудов, - рассказывает Борис Алексеевич. – Так что поставки хмеля в Финляндию были вполне осуществимы. 
Из крепости в столицу
В 1805-м умер Петр Синебрюхов. Дела отца продолжил 17-летний Николай. В 1810-м умер старший брат Василий. Оставшийся после братьев капитал был разделён на 9 человек - восемь двоюродных братьев и племянника.  Этого им хватило для того, чтобы переписаться в 3 гильдию Гаврилопосадского купечества. 
В 1809 году произошло исторически важное событие: после заключения Фридрихсгамского договора Финляндия стала частью Российской империи. Необходимость в военных базах, в том числе в крепости Роченсальм, отпала. Полк, который стоял в Роченсальме, перевели в Суоменлинну. К 1816 году активная жизнь на острове Котка замерла, остались только защитные укрепления на рейде. 
Точной информации о бизнесе Николая Синебрюхова в период 1805-1819 года нет. На официальном сайте компании говорится, что Николай Петрович держал пивоварню в Выборге. Однако ни в архиве, ни в музее Выборга нет упоминаний о Синебрюховых. 
Пока был жив дядя и до вхождения Финляндии в состав империи, не было никаких причин останавливать производство пива в крепости. Вполне может быть, что и позже там варили пиво по контракту для флотских нужд. 
Логично предположить, что когда гарнизон был передислоцирован из Роченсальма в Свеаборг (Суоменлинна), туда перебрался и Синебрюхов. В 1810 году Николай Петрович уже открыл контору в Свеаборге. 13 октября 1819 года он получил право на строительство пивоваренного завода в районе Хиеталахти, и этот день стал днём рождения финской пивной промышленности.
Бочка Синебрюхова. Из архивов Городского музея Хельсинки. Фото Ивана Тимирязева.

Комментарии   

#2 Ольга 24.02.2019 22:45
Цитирую Жека:
Сильная порода, видать, была, раз так поднялись! Интересно, что сталось после революции с теми, кто в России остался.

Это отдельная история, там столько родственников Синебрюховых, что нужно по каждой семье информацию искать. Этовремени требует, сразу не напишешь.
Цитировать
#1 Жека 23.02.2019 17:54
Сильная порода, видать, была, раз так поднялись! Интересно, что сталось после революции с теми, кто в России остался.
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить