Terve Suomi - Финляндия для любознательных
    «Фестиваль чёрного и белого»: волшебная сила искусства

    «Фестиваль чёрного и белого»: волшебная сила искусства

    Так бывает: что-то происходит рядом, ты об этом знаешь, но не придаёшь этому значения. Но достаточно один раз увидеть это «что-то», и всё, оно становится частью твоей жизни. Я про театральный «Фестиваль чёрного и белого», который проходит в Иматре.
    (Репортаж был опубликован в 2017 году и по техническим причинам утерян. Повтор.)
    Принято считать, что Иматра – тихий городок, куда ездят исключительно, чтобы пошопиться и отдохнуть на природе. Кстати, природа здесь потрясающая и всегда рядом, буквально у порога дома. Но и остальные удовольствия присутствуют, причем в достаточном объёме. В городе с 30-тысячным населением, в год проходит порядка 100 культурных мероприятий, еще 250 – в культурном центре «Вирта» и новом театре. Ежегодно город из своего бюджета тратит на их проведение 80 тысяч евро. Если до недавних пор визитной карточкой Иматры был Фестиваль биг-бендов, то сегодня это театральный фестиваль «Чёрное и белое», посмотреть на который петербургских журналистов пригласил мэр города Пертти Линтунен.
    Первое знакомство
    И вот мы здесь. Где-то все дороги ведут в Рим, а в Иматре все дороги ведут на улицу Коскенпаррас. Здесь магазины, кафе с летними террасами,  променад и сцена, на которой проходят городские уличные представления. Мы приехали к самому открытию. Торжественные речи произнесены; многочисленная, по меркам Иматры, группа зрителей расположилась перед летней эстрадой. За сценой две хрупкие женщины переодеваются в какие-то диковинные костюмы. Представление началось: белый клоун общается с публикой, публика отвечает взаимностью. 
    Но вдруг как будто кто-то невидимый нажимает кнопку, и на сцене появляется другая реальность, вернее, две, непересекающиеся реальности. Белый клоун суетится в режиме нон-стоп: звонит по телефону, куда-то бежит, куда-то мчится на машине, копает, печатает. Его метания как символ бессмыслицы повседневной жизни, над которыми парят два чуда – два загадочных женских персонажа. Кто они – птицы, животные, духи, луна и солнце? Ответ каждый может придумать сам. 
    Метафора понятна: жизнь такова, что мы не находим минуты, чтобы поднять голову и увидеть звезды. Но то, как это сделано, потрясает. Мы не в театре, где сцена, полумрак и все ненужное отсечено. Мы – на улице. В «кадр» лезут вывески соседних ресторанов, припекает солнце, налетают порывы ветра, мешают посторонние шумы. Но всё уходит на задний план, остаётся только действо на сцене.  Бег маленького человека по жизни, который барахтается в погоне за сиюминутным, не замечая величия Вечного.
    Фантасмагория происходящего завораживает, яркие образы персонажей отсылаются к средневековой комедии дель-арте. Выразительная пластика на грани возможного, фантастические многосложные костюмы, постановка – всё говорит о высоком профессионализме. 
    Кто вы, маски? Не итальянцы, как я решила поначалу; не эстонцы, как можно было бы подумать по прописке: театр Giraffe Royal из Нарвы. Станислав Варкки, Лариса Лебедева и их дочь Анна Варкки – артисты, на высшем уровне владеющие искусством пантомимы, клоунады и пластического театра. И кстати, мы побывали не просто на спектакле, а на премьерном спектакле «Путь к сердцу». Театр Giraffe Royal, он же – «Королевский жираф»,  колесит по свету, часто выступает в Таллинне.
    Но как же тесен мир! Взлёт Ларисы и Станислава начался в 80-ые в Ленинграде, когда публика гомерически хохотала над «Лицедеями» в маленьком зале Дворца молодёжи, когда потрясением стали гастроли Театра пластической драмы Гедрюса Мацкявичуса. Из тех далеких, 80-х началась волна бессловесного, движенческого театра, которая, минуя границы, разошлась по миру и вот докатилась сюда, в приграничную Иматру.
    Новая родина
    Пока мы аплодировали «жирафам», где-то сбоку сидел организатор фестиваля Камран Шахмардан и довольно улыбался в усы. Хотя усов у него практически нет, но эта улыбка, как мне кажется, сопровождала Камрана все время, пока шел фестиваль. Это улыбка человека, который хорошо поработал, и у него все получилось. А так оно и есть.
    Статистика такая: за 14 лет в Иматре с населением 30 тысяч человек примерно 150 театров из 41 страны дали около 200 представлений. Восемь лет фестиваль находится под государственным крылом и поддерживается муниципалитетом, то есть финансируется из двух источников, что дает возможность стабильного существования и развития. И при этом организаторы фестиваля – сами тут не местные: Камран Шахмардан – кинорежиссер из Баку, Катри Лятт – филолог из Эстонии.  
    Молодожены познакомились двадцать лет назад, а осесть решили в Иматре. Катри работала преподавателем в Сайменском Университете прикладных наук.  Этот яркий союз абсолютно непохожих людей должен был родить нечто особенное. Так и случилось: Камран придумал фестиваль, Катри стала его правой рукой и продюсером. В 2004 году они провели фестиваль впервые. Сами, почти без поддержки. Через несколько лет решили обратиться к городским властям.
    Здесь надо заметить, что финские фестивали – явление, рожденное государством. В конце 50-х Финляндия оправилась от военных потрясений, восстановила экономику, начала подниматься культура. Неожиданно обнаружилось, что у людей есть свободное время, и их надо чем-то занять, особенно коротким летом, чтобы накопить положительных эмоций на длинную зиму. Так родилась идея летних фестивалей, их начали проводить уже в 60-ые. Государство и муниципалитеты выделяли на них деньги, затем подключились и предприниматели. Со временем фестивали стали хорошим средством привлечения туристов и, соответственно, денег в города и села. И сегодня мало какой населенный пункт не имеет свое собственное летнее мероприятие. В начале 2000-х главным культурным событием Иматры был Фестиваль биг-бендов.  
    - Культурное руководство не сразу поняло, о чем идет речь, и поначалу поддержка была очень скромной, - рассказывает мэр Иматры Пертти Линтунен. – Свою роль сыграл и тот факт, что Камран и Катри приехали из других стран. Но у Камрана были отличные международные связи, мы начали обсуждать, во что можно превратить фестиваль и решили, что он должен стать многосторонним, интернациональным и полезным для города. И через некоторое время город его купил.
    - Трудно ли было укорениться на финской почве? – спрашиваю у Камрана Шахмардана.
    - Конечно, нелегко. Финны, при всей своей толерантности, очень сложно подпускают к себе чужой народ.  Такие колоритные типы, как я, вызывают у них настороженность, и они правы, потому что я очень странный.
    Тут Камран шутит, но в каждой шутке, как известно, есть доля шутки. Только такие «странные», одержимые идеей люди могут собрать на чужой земле таких же одержимых и зажечь публику. В том, что публика ответила взаимностью, сомнений нет. Популярный некогда Фестиваль биг-бендов обанкротился, его место занял театральный фестиваль. Была ли в этом «вина» театралов? Нет, всё решила публика. Та самая публика, которая не только покупала билеты, но и приходила на бесплатные представления в дождь и ветер. 
    Теперь Камран и Катри – не чужаки на этой земле, они приносят городу деньги и международную известность. Камран Шахмардан занят не только фестивалем. За последние десять лет он ставил спектакли  в разных странах, в том числе, в нескольких городах Сибири, в Баку, в Иматре и других городах Финляндии. Сейчас занимается созданием нового театра, ставит спектакль в Берлине и участвует как режиссёр в создании двух фильмов, в одном из которых переложил чеховскую «Чайку» на финскую действительность. 
    Катри была выбрана «Инкери года» (Imatran Inkeri). Инкери – персонаж карело-финского эпоса «Калевала», в котором упоминается иматранский водопад. Есть такая прекрасная традиция в Иматре: с 1970 года здесь награждают жительниц города, особо отличившихся в заботе о его благе и процветании. Для выбранной Инкери изготавливают подвеску с камнем со дна Вуоксы, а также шьют национальный костюм feresi, состоящий из ливской юбки, передника, белой рубахи с широкими рукавами и головного убора. В таком костюме присутствовала Катри Лятт в день открытии фестиваля и на улице Коскенпаррас, и в Доме культуры «Вирта», где Инкери собрались большой компанией, и все – в костюмах.
    Безграничный фестиваль
    Знаете, в чем прелесть больших праздников в маленьких городках?  Здесь все близко, нет охраны и заградительных барьеров, можно запросто пообщаться с артистами, поздороваться с мэром. Здесь чувствуешь себя как дома, здесь, в хорошем смысле слова, нет границ. А в этом и заключается идея фестиваля.  
    - У нас не только город приграничный, но и сам фестиваль без территориальных и жанровых границ, - говорит Камран Шахмардан. – Наша задача – собрать разные линии театров, начиная от уличной клоунады, заканчивая оперой и балетом, показать все самое лучшее, новое и интересное.
    - Название фестиваля родилось от идеи показать разные стороны  жизни, – продолжает режиссёр. - Без белого нет черного, без чёрного нет белого. Я хочу в своих спектаклях понять, почему нам нравится хорошее, а почему иногда плохое лучше хорошего.
    Фестивальный день начинался с того, что итальянский человек оркестр Галиро-Лоренцо Джанмарио Галли обходил ближайшие к центру улицы Иматры и, как пастух, приводил зрителей к летней эстраде. Но что интересно: многие и сами дисциплинированно подтягивались к началу уличных спектаклей.
    - Этот факт нас очень радует, - рассказывает Катри Лятт-Шахмардан, - значит, следят за программой, ждут выступления, не исключено, что через некоторое время придут и в театр.
    Надо сказать, что фестиваль многое делает для популяризации театрального искусства в самом тесном соприкосновении с публикой. Например,  во время фестиваля были показаны несколько спектаклей в детских садах. Артисты из театра Giraffe Royal провели для желающих несколько мастер-класс по клоунаде и пантомиме. Многие участники фестиваля выступают на улице, что даёт возможность людям, которые не готовы по разным причинам купить билеты (хотя цены вполне доступны даже по российским меркам – от 10 до 30 евро), прикоснуться к театру на уличной сцене.   
    Помимо улицы, куда все приглашенные коллективы, конечно, не умещаются, фестивальные мероприятия проходят в Доме Культуры «Вирта» и в новом театре. Новый театр – гордость Иматры. Архитектурное решение, дизайн внутренних помещений, зал – все на высшем уровне. На его строительство было потрачено 6 млн евро, и только миллион выделило министерство культуры, всё остальное – из местных налогов.  При театре есть несколько штатных актеров, но каждый желающий режиссер может сделать здесь постановку.
    Моя твоя понимает
    Иматра в дни фестиваля напоминает большой муравейник, движение в котором происходит по своим правилам. Публика синхронно перемещается из центра города в театр, а оттуда в Дом Культуры. На следующий день всё повторяется, и везде надо успеть, потому что выступают уникальные театры и исполнители со всего мира, другого шанса увидеть их, возможно, уже не будет. А вечером, после всех спектаклей, артисты собираются в Рыболовном парке. Здесь допоздна кипят страсти.   Финны, аргентинцы, чилийцы, евреи, русские украинцы, шведы, немцы, англичане, японцы – кто только не побывал в этом плавильном котле под названием «Черное и белое»! Коллективы с мировой известностью и те, которые еще учатся, экспериментаторы и последователи классики – для каждого находится место на подмостках «Чёрного и белого». 
    - Следующий год будет для фестиваля юбилейным, - рассказывает Камран Шахмардан, - и я хочу поставить спектакль по пьесе одного известного автора, в котором примут участие артисты из разных стран. Каждый будет говорить на своём языке, и все будут понимать друг друга.
    Кстати, идея о взаимопонимании не раз звучала и на этом фестивале. Все артисты выражали её по-своему, а лично меня зацепил концерт Исмо Аланко и Киммо Похьонена. Аланко – рок-музыкант и, как его еще называют за любовь к мелодекламации, поющий поэт. Похьонен – виртуоз, аккордеонист номер один в Финляндии. Оба имеют огромное количество золотых и платиновых дисков, лауреаты много численных конкурсов. Музыкальные планеты вселенского масштаба. 
    В программе было написано: «В центре внимания – вокальные эксперименты и звуковые импровизации с контролируемым хаосом и лирической мелодичностью, с цветовыми эффектами, сэмплами и собственными инструментами. Третьим членом команды является звукорежиссер и манипулятор Туомас Норвио».
    И вот они на сцене: в дурацких шапочках со светодиодами, в непонятных хламидах, на заднем фоне – загадочные световые проекции. Кто они, что они? А они и взаправду – планеты. Летят себе по Вселенной и что-то передают в эфир, что-то заунывное, тягучее, монгольско-степное. Закрыв глаза, я в какой-то момент унеслась в даль дальнюю. И вот – бамс! – планеты пересекаются, и начинается взаимодействие: сначала хаос и отторжение, затем – гармония, единение и драйв. Это был самый крутой джем сейшен в моей жизни.    
    Всё как в жизни: любо ты проходишь мимо людей и событий, либо они остаются с тобой навсегда. Как «Фестиваль чёрного и белого». 


    Добавить комментарий

    Защитный код
    Обновить

    © 2022 terve-suomi.com. All Rights Reserved.
    Все права защищены. Перепечатка и использование любых материалов только с разрешения редакции ( tervesuomi@yandex.ru ) с установкой активной ссылки на сайт.